Всё о тюремной жизни. Всё о тюремной жизни.
Copyright © Использование материалов с ресурса запрещено без активной ссылки на первоисточник. (WWW.TYURMA.NET) Все о тюремной жизни- тюрьма, зона, воровской закон, понятия, блатной жаргон (феня), тюремные татуировки (наколки)
 Помощь      Поиск      Пользователи


 Страниц (1): [1]   

> Описание: Продолжение
admin Администратор
Отправлено: 15 Апреля, 2011 - 17:06:37
Post Id



Admin


Покинул форум
Сообщений всего: 2
Дата рег-ции: Май 2009  
Репутация: 0
Карма 0




Продолжение темы "Женские зоны (Тюрьмы) - 2 ".
 
 Top
Надюха
Отправлено: 15 Апреля, 2011 - 17:06:52
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 9
Дата рег-ции: Апр. 2011  
Репутация: 0
Карма 0




Здраствуйте. А мусора избивают? Как нужно себя вести, если первоход... ну это понятно что по людски в первую очередь.... И вообще как здароваться и знакомиться??!!
 
 Top
птица
Отправлено: 24 Апреля, 2011 - 01:29:29
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




Надюха пишет:
Здраствуйте. А мусора избивают? Как нужно себя вести, если первоход... ну это понятно что по людски в первую очередь.... И вообще как здароваться и знакомиться??!!


я бы тебе посоветовала не смотреть наши тупые фильмы про зону. что про мужскую, что про женскую. правды там мало. и господа полицейские с бабами общаются в наше время весьма вежливо -- если конечно сама не напросишься. да и понятий на женской зоне нет давно уже. это же не малолетка тебе - как зайти. как поздороваться....нормально заходи, как обычно здоровайся. там такие же люди, а этих тюремных приколов я что-то в наших тюрьмах не встречала. может раньше так было, и то вряд ли.

-----
птица
 
 Top
Надюха
Отправлено: 24 Апреля, 2011 - 12:10:49
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 9
Дата рег-ции: Апр. 2011  
Репутация: 0
Карма 0




птица Спасибо.
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 27 Апреля, 2011 - 10:03:26
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


Женская тюряга.



-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
Надюша
Отправлено: 18 Июня, 2011 - 15:28:12
Post Id



Умеющая ждать


Покинул форум
Сообщений всего: 615
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Репутация: 0
Карма 0




Женские тюрьмы

В настоящее время в тюрьмах и колониях России (35 женских колоний) содержится около 60 тыс. женщин, что составляет более 5% тюремного населения. Всего в России проживает 78, 6 млн. женщин, что составляет 53,1 % всего населения. На 100 тыс. населения приходится примерно 40 женщин, лишенных свободы. Подавляющее большинство осужденных женщин отбывает наказание вдалеке от дома (в отличие от мужчин, колонии для которых есть практически в каждой области). В исправительных учреждениях России содержатся около 1300 несовершеннолетних девушек (они содержатся в трех воспитательных колониях), что составляет более 6,2% от общего количества несовершеннолетних и около 2% от количества женского тюремного населения. Кроме того, в России существуют две колонии строгого режима для опасных рецидивисток. Одна из них находится в г. Березняки (Пермская область), другая - в пос. Шахово, Орловской области.
В российских следственных изоляторах (СИЗО) содержатся около 20 тысяч женщин. Известно о существовании трех новых женских СИЗО - в Екатеринбурге, Москве и в Санкт-Петербурге. Все остальные СИЗО смешанные: в них содержатся преимущественно мужчины, но есть и камеры для женщин.

Условия жизни в исправительных учреждениях, созданы без учета психологических, физиологических и других особенностей женского существа. Будучи изолированы от общества, проживая в огромных дортуарах, где помещается от 70 до 100 человек, часто не имея никакой финансовой или моральной поддержки извне, женщины полностью теряют социальную адаптацию; страдает их волевая сфера, способность приспособится к условиям жизни на воле.
Удаленность от дома намного уменьшает и без того малое число разрешенных свиданий с мужем, с детьми, родными (не каждому по силам и по средствам ехать для свидания так далеко), дополнительно разрывает и так нарушенные арестом семейные связи. Лишение свободы переносится женщинами мучительнее, чем мужчинами. Санитарно-гигиенические условия не учитывают особенности женской физиологии - повсеместно отмечается отсутствие или недостаток элементарных средств гигиены, минимальных жизненных удобств, достаточного количества одежды и белья, невозможность нормальной стирки и т. п.
Психологически трудны для женщин многие требования режима: единая форма одежды, необходимость ходить строем, отсутствие личных вещей (кроме зафиксированных в перечне, который у женщин почти совпадает с мужским) и т. п. Женщина подчинена тем же режимным требованиям, что и мужчина, - то же число положенных свиданий, посылок, тот же труд на всех (за редкими исключениями) видах работ, те же наказания, вплоть до ШИЗО.
Их дети, повторяя судьбу матерей, воспитываются у родственников или в детских домах. Даже те из них, кто способен заботится о ребенке, часто не имеют для этого реальной возможности - в колониях, приспособленных к проживанию матерей с детьми до трех лет, матери вынуждены жить отдельно от детей, содержащихся в детских домах, расположенных в изолированных локальных зонах. Единственная родительская функция у таких мам - прогулка с ребенком в течении часа-двух в день. Если в доме матери и ребенка (ДМР) или в самой колонии объявлен карантин - мать отчуждается от ребенка на длительный срок, в иных случаях на месяц и более.
Результатом отбытия наказания становится рецидивная преступность, причем даже те женщины, которые попали в места лишения свободы в зрелом возрасте и имели до этого хорошую социальную адаптацию, после 3-4 летнего пребывания в условиях изоляции (а это средний срок наказания для женщин) теряют социальные связи, лишаются нормального социального окружения, получают сильнейшую психологическую деформацию - все это мешает им найти свое место в обществе и, в результате, приводит назад на тюремную койку. Указанное вовсе не означает, что все женщины попавшие в места лишения свободы - отбросы общества, хотя общество, безусловно, отворачивается от них, - многие из этих женщин по-настоящему даровиты, среди них есть талантливые поэтессы, художницы, мастерицы на все руки.
Из тюремных образчиков устойчивых стереотипов годится такой: многие женщины, попавшие в места лишения свободы и пробывшие там определенное время – свой срок, например (а сроки у женщин совсем не малые – средний - 3,5 года - дольше, чем у мужчин, между прочим) привыкают жить при тюремном режиме, и чувствуют себя в тюрьме себя гораздо удобнее, чем на воле. Не любят ее, окаянную, но на свободе им еще тяжелей. Вот они и возвращаются в нее, чуть только вышли.
Безусловно, система исполнения наказания нуждается в реформировании, в более ясной формулировке целей и задач системы, в которых должна быть учтена необходимость социальной адаптации человека, без которой невозможен его возврат в общество, потребность в принятии самостоятельных решений, возможность правильно решать сложные житейские проблемы.
(с)

-----

 
 Top
Олег78
Отправлено: 12 Июля, 2011 - 13:27:32
Post Id


Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 4
Дата рег-ции: Июль 2011  
Репутация: 0
Карма 0




Здравствуйте! Я извиняюсь, просто не знаю где тут спросить и разметить вопрос лучше, если, что подскажите)). У меня жену(будущую, просто не успели оформить),должны отправить на общий в Иваново. Хотел узнать, как там вообще внутренний расклад? она была в КП(колонии поселении), теперь вот из сизо на зону. заранее спасибо всем!Да, как я понял их две, вот в какую не знаю еще((((

(Отредактировано автором: 12 Июля, 2011 - 13:32:22)

 
 Top
Любаша
Отправлено: 15 Июля, 2011 - 01:54:06
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 60
Дата рег-ции: Март 2011  
Репутация: 0
Карма 0




Олег78 пишет:
Здравствуйте! Я извиняюсь, просто не знаю где тут спросить и разметить вопрос лучше, если, что подскажите)). У меня жену(будущую, просто не успели оформить),должны отправить на общий в Иваново. Хотел узнать, как там вообще внутренний расклад? она была в КП(колонии поселении), теперь вот из сизо на зону. заранее спасибо всем!Да, как я понял их две, вот в какую не знаю еще((((

Олег,за женские зоны вообще мало информации.Прибудет Ваша будущая жена на зону
напишет Вам письмо.Съездите к ней на КС,пообщаетесь и все узнаете и передадите передачу.Успеха Вам и терпения.
 
 Top
Олег78
Отправлено: 15 Июля, 2011 - 09:51:54
Post Id


Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 4
Дата рег-ции: Июль 2011  
Репутация: 0
Карма 0




Любаша, спасибо огромное!! Да, теперь только ждать придется. Думаю с регистрацией брака, там вот тоже будет не так все просто.
 
 Top
Любаша
Отправлено: 15 Июля, 2011 - 10:07:25
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 60
Дата рег-ции: Март 2011  
Репутация: 0
Карма 0




Олег78 пишет:
Любаша, спасибо огромное!! Да, теперь только ждать придется. Думаю с регистрацией брака, там вот тоже будет не так все просто.

Пусть Вам повезет! Взаимной любви и семейного счастья!А самое главное - терпения!
 
 Top
Олег78
Отправлено: 15 Июля, 2011 - 10:33:05
Post Id


Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 4
Дата рег-ции: Июль 2011  
Репутация: 0
Карма 0




Терпеть уже научились за этот год и еще не мало...Спасибо! будут вопросы, будут спрашивать, а то многое еще непонятно и неизвестно.
 
 Top
Олег78
Отправлено: 25 Июля, 2011 - 10:09:49
Post Id


Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 4
Дата рег-ции: Июль 2011  
Репутация: 0
Карма 0




Здравствуйте! Подскажите по поводу КС в ИК 7 в Иваново(женская колония). Как они там работают, часы приема и тд все, что связано со свиданиями и передачами там. Спасибо!!
 
 Top
ТАМБОВ
Отправлено: 30 Сентября, 2011 - 09:44:40
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 23
Дата рег-ции: Сент. 2011  
Откуда: США
Репутация: 0
Карма 0




Всем Привет и всего Наилучшего!!!
Внимательно прочитал все посты этого форума,с 1го по 3й.
Всё очень любопытно,я конечно много знал,слышал про женский быт,но без подробностей.
Надюша в одном из своих постов писала:Что маловероятно,что зеки пробивали стены для общения с женщинами?!
Хочу сказать,что было такое,и я сам принимал в этом участие.
Коротко о себе:Первый раз сел по малолетке в 1981году,на тюрьме иполнелось 18.Так что малолетку обошёл стороной.Поехал сразу на общий ИТК-7 Тамбовская обл.(сейчас это наркомзона).Срок был небольшой,освободился по звонку. Вторая ходка 3,6 года сидел в Липецке на пятёрке,и третья,опять в Тамбовской обл.,сначала в Кулеватово,потом её разогнали (сделали общий режим)нас перегнали в Моршанск,оттуда проехал по всей России,до Печёрлага,там не приняли вернулся назад в Моршанск,так что на Столыпине тоже накатался.Могу сказать,что в Столыпине действительно можно договориться с конвоем,и тебя сведут с женщиной,но это стоит хороших денег,это смотря какой конвой,и перед этим надо договориться с женщиной,и если она не возражает то как говорится всё в твоих руках.
Последни раз освободился в 1995 году. Не сижу уже 16 лет.Но не потому что я такой хороший или меня там исправили нет.Просто мне посчастливилось уехать за кордон,где я и проживаю все эти 16 лет.Где про меня никто ничего незнает,и опираясь на свой жизненый багаж,я обхожу все криминогенные ситуации стороной.Вобщем повезло.
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 30 Сентября, 2011 - 22:42:00
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


ТАМБОВ пишет:
Всем Привет и всего Наилучшего!!!

Привет! И тебе всего Доброго!
ТАМБОВ пишет:
Надюша в одном из своих постов писала:Что маловероятно,что зеки пробивали стены для общения с женщинами?!
Хочу сказать,что было такое,и я сам принимал в этом участие.

Было,дело,делали кабуры и не раз))) То что ты чалился,заметно по твоим постам.В Россию
не тянет?

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
птица
Отправлено: 01 Октября, 2011 - 17:47:07
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




[quote=Любаша]
Олег78 пишет:
Любаша, спасибо огромное!! Да, теперь только ждать придется. Думаю с регистрацией брака, там вот тоже будет не так все просто.

Пусть Вам повезет! Взаимной любви и семейного счастья!А самое главное - терпения![/quote

особых заморочек с регистрацией нет. просто привези заранее вввсе документы - заполненное заявление из загса, оплаченную в МЕСТНОМ! отделении сбербанка квитанцию с госпошлиной (там рублей 200 что ли) и ксерокопию ЗАВЕРЕННУЮ!!!! нотариусом своего паспорта. чтоб там была ПОСТОЯННАЯ регистрация причем указана. и все это отдашь в спецотдел в вольном штабе. тебе потом назовут дату регистрации и дадут после оформления брака 3 дня свиданки. все. никаких проблем.]

-----
птица
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 01 Октября, 2011 - 18:14:25
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


Юля привет!Я все хотел у тебя спросить,дороги между женских камер на централе делали?

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
птица
Отправлено: 01 Октября, 2011 - 21:12:44
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




Александр пишет:
Юля привет!Я все хотел у тебя спросить,дороги между женских камер на централе делали?


так на любом централе есть дороги между хатами, неважно между какими - женские, мужские, на пермском централе есть и смотрящие за дорогами. на кизеле - тоже дороги есть, че только по ним не гоняютУлыбка, обрывают конечно мусора своими удочками, ну так снова плетут.

-----
птица
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 01 Октября, 2011 - 22:10:50
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


птица пишет:
Александр пишет:
Юля привет!Я все хотел у тебя спросить,дороги между женских камер на централе делали?


так на любом централе есть дороги между хатами, неважно между какими - женские, мужские, на пермском централе есть и смотрящие за дорогами. на кизеле - тоже дороги есть, че только по ним не гоняютУлыбка, обрывают конечно мусора своими удочками, ну так снова плетут.

Юля,я спрашивал за дороги между женскими камерами.

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
птица
Отправлено: 02 Октября, 2011 - 20:11:04
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




Александр пишет:
птица пишет:
Александр пишет:
Юля привет!Я все хотел у тебя спросить,дороги между женских камер на централе делали?


так на любом централе есть дороги между хатами, неважно между какими - женские, мужские, на пермском централе есть и смотрящие за дорогами. на кизеле - тоже дороги есть, че только по ним не гоняютУлыбка, обрывают конечно мусора своими удочками, ну так снова плетут.

Юля,я спрашивал за дороги между женскими камерами.


ты про кАбуры что ли спрашиваешь?

-----
птица
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 02 Октября, 2011 - 20:17:16
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


птица пишет:
ты про кАбуры что ли спрашиваешь?

Да,и про коней тоже.

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
ТАМБОВ
Отправлено: 03 Октября, 2011 - 04:49:44
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 23
Дата рег-ции: Сент. 2011  
Откуда: США
Репутация: 0
Карма 0




Александр пишет:
Было,дело,делали кабуры и не раз))) То что ты чалился,заметно по твоим постам.В Россию
не тянет?

Да ты знаешь....? Сейчас уже нет.Первое время было..., что хотелось всё бросить и уехать,а счас уже привык. Да неосталось у меня никого там... Приятели...,кто сидит,а многих уже и нет давно,водка,наркота...,и т.д.
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 03 Октября, 2011 - 11:05:38
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


ТАМБОВ пишет:
Да ты знаешь....? Сейчас уже нет.Первое время было..., что хотелось всё бросить и уехать,а счас уже привык. Да неосталось у меня никого там... Приятели...,кто сидит,а многих уже и нет давно,водка,наркота...,и т.д.

Лично я наверное не смог бы жить за границей.Пусть даже лишний срок пришлось бы чалиться.Сюда в пошлом году заходила "незабудка"(все про понятия интересовалась) тоже в США живет.У вас там наверно ночь? А у нас в Питере скоро полдень.

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
ТАМБОВ
Отправлено: 03 Октября, 2011 - 11:12:16
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 23
Дата рег-ции: Сент. 2011  
Откуда: США
Репутация: 0
Карма 0




Александр пишет:
ТАМБОВ пишет:
Да ты знаешь....? Сейчас уже нет.Первое время было..., что хотелось всё бросить и уехать,а счас уже привык. Да неосталось у меня никого там... Приятели...,кто сидит,а многих уже и нет давно,водка,наркота...,и т.д.

Лично я наверное не смог бы жить за границей.Пусть даже лишний срок пришлось бы чалиться.Сюда в пошлом году заходила "незабудка"(все про понятия интересовалась) тоже в США живет.У вас там наверно ночь? А у нас в Питере скоро полдень.

Да, разница во времени 9 часов.
А насчёт где жить...,я так скажу:Мы люди привычные куда судьба забросила там и живём,а подругому здесь говорят:Как на строгом только с усиленным питанием... Радость
 
 Top
ТАМБОВ
Отправлено: 03 Октября, 2011 - 11:13:45
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 23
Дата рег-ции: Сент. 2011  
Откуда: США
Репутация: 0
Карма 0




Александр пишет:
Сюда в пошлом году заходила "незабудка"(все про понятия интересовалась) тоже в США живет.У вас там наверно ночь? А у нас в Питере скоро полдень.


А ей то это зачем? Не понял Не поинтересовался?
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 03 Октября, 2011 - 11:28:59
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


ТАМБОВ пишет:


А ей то это зачем? Не понял Не поинтересовался?

Почему,она поясняла.(будет время я найду ее посты)Типа по понятиям ли разводить заочниц.

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 03 Октября, 2011 - 11:31:59
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


Вот здесь посмотри: http://www.tyurma.net/topic.php?...46605#1264746605

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
ТАМБОВ
Отправлено: 03 Октября, 2011 - 11:36:08
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 23
Дата рег-ции: Сент. 2011  
Откуда: США
Репутация: 0
Карма 0




Александр пишет:
Вот здесь посмотри: http://www.tyurma.net/topic.php?...46605#1264746605


Благодарю счас полюбопытствую...
 
 Top
птица
Отправлено: 08 Октября, 2011 - 18:40:58
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




[quote=Александр]
птица пишет:
ты про кАбуры что ли спрашиваешь?

Да,и про коней тоже

так на какой тюрьме их нет, Саш. и коней плели, и дороги перекидывали. а кабуры не делали. не помню чтобы они у нас были. вроде нет. рассказывали что в подвале на ИВС у нас кабуры делали - из женской хаты в мужскую - потом типа на этап бабы беременные уехали. не знаю. но это уже после меня было. а так .... один раз только при мне сделали в накопитель из блатной хаты - да и то ее быстро заделали

-----
птица
 
 Top
Надюша
Отправлено: 14 Октября, 2011 - 09:17:10
Post Id



Умеющая ждать


Покинул форум
Сообщений всего: 615
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Репутация: 0
Карма 0




Женщина в тюрьме

Женская тюрьма.Средства массовой информации в последнее время немало внимания уделяют проблеме женщины в тюрьме. Этой теме посвящаются телевизионные и газетные репортажи, аналитические статьи, интервью с чиновниками уголовно-исполнительной службы...
Однако журналистские исследования страдают явной однобокостью, они показывают только «фасадную» сторону проблемы. Наивно думать, что заключенная, которой журналист протягивает микрофон в присутствии граждан начальников, будет искренна и непосредственна в оценках тюремной действительности. Вряд ли можно рассчитывать на откровенность сотрудника следственного изолятора, которому еще служить и служить... В этом смысле ценной является информация, полученная от профессионалов, которые недавно расстались с тюремной системой, хорошо ориентируются в ее сложной организации и при этом способны думать свободно и говорить без оглядки на начальство. Как сказал известный персонаж фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Тебе бы, начальник,... книжки писать».
Женщина и тюрьма - понятия несовместимые. Женщина, существо от природы эмоциональное, чуткое и ранимое, которому многовековой цивилизацией человечества предписана роль жены, матери, продолжательницы рода, хранительницы домашнего очага и тюрьма - угрюмый, беспощадный, подлый и жестокий механизм государства находятся так далеко друг от друга, что даже в воображении их нелегко объединить. Тюрьма - заведение скорее мужское, хотя в печальной реальности женщина и тюрьма, к сожалению, все же встречаются.
Женщины намного законопослушней мужчин. Гораздо реже они совершают преступления и правонарушения. Если в государстве женского населения по статистике больше, чем мужского, то в тюрьму женщины попадают в 10-12 раз реже мужчин. Отчасти это объясняется тем, что правоохранители охотней применяют к ним меры пресечения и наказания, не связанные с лишением свободы. Но это только отчасти. В большей степени причина такого соотношения - слабо выраженные преступные наклонности женщин и низкий уровень криминогенности обстановки, которую они создают вокруг себя и в которой существуют. Соотношение женской и мужской преступности один к десяти постоянно и достаточно устойчиво в последние годы. Кстати, забегая вперед, можно сказать, что и внутри тюрьмы женщины допускают дисциплинарные нарушения примерно в десять раз реже мужчин.
Женская преступность по своей структуре заметно отличается от мужской. В процентном отношении женщины гораздо реже совершают корыстные преступления, в особенности, отличающиеся дерзостью - грабежи, разбои, а также хулиганство. А вот грубо насильственные действия бытового характера - убийства и тяжкие повреждения тела в общей массе женской преступности осуществляются чаще. Это явление, казалось бы, противоречащее женской природе, имеет объяснение. Женщины отнюдь не предрасположены к садизму и крайней жестокости. Просто они очень эмоциональны, и, зачастую, их разум оказывается неспособным управлять сильными и яркими отрицательными чувствами - гневом, ревностью, смертельной обидой. В результате жертвами женского насилия становятся, как правило, их близкие люди - неверные мужья и любовники, любовницы мужей, садисты-отцы, домашние тираны-сожители...
В совершении преступлений женщины более последовательны и откровенны, если так можно выразиться. В последующей оценке своих противозаконных поступков они оказываются значительно тверже и принципиальней преступников-мужчин, которые гораздо быстрее «плывут» и начинают, распуская слюни, публично каяться в грехах. Женщина, зачастую невыносимо страдая от наказания, до конца продолжает считать, что, убив обидчика, она поступила правильно.
При аресте женщины не сопротивляются, не отстреливаются и не убегают по крышам. Их не задерживают вооруженные до зубов бойцы спецподразделений. За ними просто приходят и уводят с собой.
...Отношение к задержанным женщинам в милиции грубое и циничное. Их легко могут оскорбить, унизить, потаскать за волосы, «нашлепать» по щекам. Но все же, это отношение ни в какое сравнение не идет с избиениями и пытками, которым могут быть подвергнуты мужчины. Женщин практически никогда не пытают, то есть не применяют к ним методичные, холодно-расчетливые экзекуции.
Бывает, женщину заставляют разуться и лечь на пол, после чего наносят удары резиновой палкой по пяткам - это больно и не оставляет следов. Иногда применяют «остроумно»-изощренное воздействие - раздев до пояса, ее хлестко бьют стальной линейкой по соскам - это унизительно, больно и страшно. При этом расчет делается скорее не на физическую боль, а на сопровождающее ее моральное насилие: грубые окрики, циничные оскорбления, идиотские угрозы, вроде: «Мы тебе сейчас в ... ножку от табуретки засунем».
Причиняя женщине физическую боль, оскорбляя и запугивая ее, правоохранители (или правонарушители, как правильней?) рассчитывают на резко эмоциональную реакцию, слезы, истерику и, в результате, потерю способности уверенно сопротивляться и умно изворачиваться. В основном этот расчет оправдывается, лгать умело, спокойно и предусмотрительно у женщин получается плохо.
Иногда подобная «атака» не имеет успеха, и тогда милиционеры сразу же прекращают насилие. По опыту они знают, что если у «бабы есть внутренний стерженек», дальнейшие издевательства абсолютно бессмысленны. Не согнется.
Существуют два фактора, защищающие женщин от пыток и истязаний. Это особенности традиционного менталитета (даже «последний отморозок» в подсознании несколько сдерживается от причинения боли женщине, наверное, все же мы не совсем азиаты) и опасение возможного наказания. К арестованным женщинам и несовершеннолетним гораздо больше внимания уделяется со стороны государственных и общественных правозащитных организаций. Страдания мужчин, в основном, мало кого интересуют. Надо признать, что в последние годы пытки и иное насилие в отношении задержанных (как женщин, так и мужчин) имеют явную тенденцию к сокращению. «Задерганные» постоянными проверками прокуратуры сотрудники милиции стараются избегать насилия, игнорируя лицемерный гнев начальства по поводу отсутствия пресловутого процента раскрываемости.
Приставания сексуального характера случаются довольно редко и только на первом этапе, до помещения задержанной в изолятор временного содержания (ИВС). Впрочем, иногда женщина сама провоцирует подобные домогательства, предлагая как-нибудь «порешать вопросы» и намекая тем самым на возможность интимных услуг.
Насилия сексуального характера практически никогда не происходит. Время от времени эта тема поднимается кем-то из бывших арестованных и осужденных. Вариантов таких «исповедей» два. Первый - в основе обвинений лежит абсолютно трезвый расчет (как правило, не самой «потерпевшей», а ее адвоката и «группы поддержки») - рассказывая леденящие душу подробности садистских изнасилований и извращений, тиражируя эти подробности в средствах массовой информации, привлечь внимание и сострадание неискушенной общественности и морально воздействовать на предстоящий суд. Второй вариант - это ложь самой «несчастной», вызванная явными истерическими реакциями: один раз солгав таким образом, она начинает истово верить в собственную ложь и дальше врет совершенно искренне, опутывая фантазии все новыми и новыми подробностями и не задумываясь об их очевидной несуразности. Впрочем, оба варианта обычно объединяются.
В ИВС женщины размещаются отдельно от мужчин, а так как женщин «принимают» редко, то сидят они в основном в одиночестве. Такие условия воспринимаются очень болезненно, отсутствие общения оказывает крайне угнетающее действие на женскую психику. Но избежать этого практически не получается. Задержанных мужчин к женщинам не подсадят никогда.
...После вынесения постановления об аресте задержанная переводится в следственный изолятор. Как правило, женщины оказываются совершенно неподготовленными к тюремной действительности. Хотя в последние годы о тюрьме немало пишут, немало показывают ее в телепередачах и кинофильмах, большинство женщин совершенно не обращает внимания на детали. Им это не интересно, так как себя с тюрьмой они абсолютно не связывают.
Попав в СИЗО (на жаргоне говорят «заехав на тюрьму»), женщины зачастую вообще теряют ощущение реальности. Когда-то одна девочка-подросток, арестованная как наркокурьер, рассказывая о своем прибытии в СИЗО, недоумевала: «Меня почему-то посадили в туалет». Ей и в голову не могло прийти, что тюремная камера и туалет - одно общее помещение.
Распределением по камерам занимается оперативный работник, чаще это женщина. Ориентируясь на свое впечатление от беседы с вновь прибывшей зэчкой (зэчка - привычное название заключенной, оно хоть и некрасиво, но и не обидно) и куцую информацию, содержащуюся в личном деле (а это сжатый текст постановлений о задержании и аресте), она выбирает ей подходящую камеру. При этом старается, чтобы в новом обществе заключенной было максимально комфортно.
Делается это не из сострадания и, уж точно, не за взятку, а для собственного спокойствия. Чем меньше напряжений и конфликтов в камерах, тем легче администрации работать. Поэтому, в основном, бухгалтерши и чиновницы сидят в одной камере, молодые наркоманки - в другой, а «колхозницы» - в третьей.
Иногда этот принцип не соблюдается, в особенности, когда в СИЗО «приходят» две или три женщины - фигуранты одного уголовного дела. Подельниц содержат в разных камерах, поэтому с приятной компанией получается не всегда.
Любой человек, впервые попавший в тюрьму, переживает сильнейший стресс. Если в ИВС во время задержания, а оно длится несколько дней, еще теплится надежда, что скоро этот кошмар закончится, то, оказавшись в тюрьме, каждый понимает, что это надолго, как минимум на пару месяцев, как максимум па много лет.
Когда женщину задерживают, а позже арестовывают, вокруг нее происходит много разных и интенсивных процессов. Родственники и друзья проявляют максимальную активность в поисках решения возникших проблем. Зачастую, картина событий меняется каждый час: появляется свежая информация, в «движение» вовлекаются новые люди, в уголовном деле происходят какие-то процессуальные изменения - статья уголовного кодекса, по которой ее задержали, переквалифицируется на более мягкую и так далее. Эти события реально влияют на судьбу задержанной: она получает передачу и записку от мужа, «добрый» мент в ИВС дает возможность позвонить домой, на свидание приходит адвокат...
Однако когда арестованная переводится из ИВС в СИЗО, основной результат активности близких людей ей становится неизвестен. Изоляция не позволяет. Это порождает информационный голод. Женщине кажется, что все ее бросили, родные забыли, вчерашние друзья оказались врагами. От этого страдания многократно усиливаются, но, что удивительно, - слабые женщины в отличие от сильных мужчин в этот переломный период гораздо реже совершают необдуманные поступки, почти не впадают в депрессию и никогда не совершают самоубийство.
Наверное, научно никто этот факт не исследовал, но представляется, что ему есть объяснение. Психологическое или педагогическое влияние администрации тюрьмы на вновь прибывшую вряд ли стоит воспринимать всерьез. Несколько слов, которыми зэчка перебросится с надзирателями, беседа с равнодушной и усталой оперуполномоченной - это не те факторы, которые могут снять напряжение. Скорее даже наоборот, они напряжение только усиливают.
Реальное психотерапевтическое воздействие на новенькую оказывает только общение с сокамерницами. Женская природа берет свое - поделившись с кем-то бедой, женщина всегда успокаивается.
...Взаимоотношения между зэчками в каждой камере складываются по разному, в зависимости от специфики подобравшейся «публики», но в целом нейтрально и бесконфликтно. В отличие от мужских камер, где постоянно происходит борьба за лидерство (эта борьба всегда подлая, а иногда и беспощадная), у женщин обстановка гораздо спокойней. Обычно в «коллективе» имеется одна «смотрящая», которая «держит» камеру; дальнейшей иерархии нет, все остальные друг от друга ничем не отличаются. Впрочем, выражение «держать камеру» не совсем точно, по сути, оно гораздо менее грозно, чем по звучанию. Просто «смотрящая» следит за порядком, контролирует очередность и качество уборки, аккуратность в быту и соблюдение мирных взаимоотношений. В случае каких-либо нарушений предписанного или устоявшегося порядка «смотрящая» старается уладить ссору, чтобы о ней не стало известно администрации, или же сама предпринимает санкции к нарушительнице (в основном это словесная перебранка).
Освоившись в камере, женщины объединяются в небольшие группы, так называемые семьи (чаще это три-четыре человека), внутри которых общаются друг с другом, делятся переживаниями, новостями и продуктами питания. Дружбой такую связь можно считать с большой натяжкой, обычно она неустойчива и легко разрывается при изменении обстановки. Во всяком случае, дружба у женщин, впервые оказавшихся в тюрьме, почти никогда не сохраняется на свободе и никогда не бывает на всю жизнь. Люди, неопытные в отношении тюремной действительности (к счастью, опытных в этом вопросе не так много), иногда в разговорах затрагивают тему лесбийской любви в среде заключенных. Обычно такие обсуждения сопровождаются перечислением красочных подробностей, официальной же информации по этой теме нет. На самом деле все обстоит гораздо более скучно и неинтересно. В следственном изоляторе лесбийские отношения возникают и поддерживаются теми, кто уже ранее отбывал наказание в местах заключения, так называемыми «второходками», да и то далеко не многими. Но это отдельная тема. Между женщинами, впервые попавшими в тюрьму, такие отношения не возникают практически никогда, как бы это не разочаровывало любителей «клубнички». Есть нормальные женские отношения, основанные на необходимости общения, взаимной симпатии, доверии и доброте. Позже, когда зэчки, став осужденными, попадают в колонию, где находятся длительное время, простор для любви расширяется. Однако к следственному изолятору это отношения не имеет.
У каждого человека в той или иной степени имеется потребность побыть одному, постоянное присутствие посторонних людей начинает раздражать. В тюремной камере эта потребность не может быть удовлетворена никогда. Это неминуемо вызывает нарастающую тревогу и раздражение. Когда напряжение достигает определенного уровня (а у женщин этот уровень невысок), возникают конфликты. Практически все они носят мелко-бытовой характер: кто-то сел на соседнюю кровать, кто-то взял без спроса чужую вещь, кто-то уронил чью-то миску...
Заканчиваются конфликты разговором на повышенных тонах, перебранкой, до драки дело доходит редко, но и при этом серьезные телесные повреждения не причиняются. Убийства в камере у женщин практически не совершаются, за последние полтора десятка лет вспоминается только одно, да и оно произошло у рецидивисток, лечившихся от психических заболеваний. Конфликты в основном продолжения не имеют и затухают так же быстро, как и появляются.
Если о возникшем конфликте станет известно администрации, то обязательно последует разбирательство. Виновная (а устанавливается это очень просто, все варианты конфликтов известны, нового в них ничего нет) может быть и наказана. Может быть, наказания и не последует, во всяком случае, предвзятости со стороны властей к зэчкам нет, поэтому расследование всегда ставит точку в конфликте.
Известно, что страсть к приобретению новой одежды у женщин неистребима. Тюрьма дает убедительное подтверждение этой истине. Здесь нет бутиков, шопов и базаров.
Казалось бы, новым вещам взяться неоткуда. Не тут-то было. Женщины постоянно обмениваются между собой вещами. Бывает, дорогую кофточку легко отдают взамен на дешевую, только бы обновить свой гардероб. Импортную косметику меняют на отечественную, лишь бы придать унылой жизни ощущение новизны. Через сотрудников и баланду (чаще так называют не тюремную похлебку, а осужденных из хозобслуги) обмен происходит и между камерами.
Когда одну из сокамерниц должны вывозить на судебное заседание, приготовление к этому событию напоминает подготовку к великому празднику. Все население камеры принимает самое живое участие в украшении подсудимой. Ей делают прическу, никто не жалеет для нее вещей и косметики. Ей же завтра на люди! Чувство сопереживания у женщин намного сильнее чувства собственности (с мужчинами стоит ли сравнивать?). Поэтому, если на экране телевизора в криминальной хронике мелькнет на скамье подсудимых женщина с ярким макияжем, модной прической и в «крутом прикиде», то не стоит думать, что ей в тюрьме хорошо живется. Просто, все лучшее, что было в камере, надето сейчас на ней.
Вряд ли можно уверенно говорить, что беда сплачивает. Наверное, сплачивает только общая беда, в тюрьме же у каждого беда своя. Но женское сочувствие проявляется постоянно, причем не только при обмене «тряпками». Перед судебным заседанием завтрашнюю подсудимую экзаменуют, диктуют ей заготовки ответов на возможные вопросы судьи и прокурора, подсказывают, основываясь на собственном опыте, как лучше себя повести в конкретной ситуации, подбадривают и поднимают настроение. Случается, чувство сопереживания и женская солидарность проявляются так же ярко, но в совершенно иной форме. В тюрьму, к большой грусти, не так уж редко попадают женщины, убившие своего ребенка. То, что такую в любой камере игнорируют и бойкотируют, относятся как к изгою и отщепенке - это полбеды, это объяснимо и
ожидаемо.
Но неминуемо происходит еще одно явление. По неписаной многолетней (а может быть многовековой) традиции, несколько женщин, улучив момент, зажимают детоубийцу в углу, который не просматривается из коридора, закрывают рот и с помощью бритвенного станка стригут наголо. Так как жертва обычно сопротивляется, то голова ее покрывается порезами.
Бывает, надзиратели успевают среагировать на подозрительную возню в камере и «отбить» несчастную, но все равно к этому времени несколько «дорожек» уже выбриты.
После этого у администрации возникает «головная боль» - куда посадить детоубийцу. В любой камере ее ждет одинаковый прием, разве только второй раз уже стричь не станут - нечего...
Сложно дать однозначную оценку этим жестоким действиям. Сотрудники тюрьмы в соответствии с законом наказывают участниц расправы, хотя вполне понимают мотивы их поведения...
...Проходит год-два, в тюрьму попадает очередная детоубийца, и неотвратимо этот мрачный ритуал повторяется.
...Тюремный быт почти по-спартански суров, что доставляет женщинам много неудобств. Горячей воды нет, ее не просто иногда нет, ее нет вообще. Даже кран с горячей водой отсутствует. Так как женщины обходиться без теплой воды не могут, то постоянно нагревают ее кипятильниками. Розеток в камере одна - две, к ним образуется очередь, и как в любой очереди, состоящей из женщин, в ней зачастую вспыхивают мелкие скандалы.
В душ выводят один раз в семь - десять дней, чаще не получается. Тюремный персонал легко приучает зэчек к этому невеселому факту, весело объясняя им, что «моется только тот, кому лень чесаться».
Бытовые условия и «дизайн» женских камер СИЗО значительно отличаются от «убранства» мужских. Администрация прилагает все усилия, чтобы в условиях клетки создать максимальный комфорт. У женщин нет ужасающей тесноты, печально известные тюремные нары давным-давно ушли в прошлое. Каждая арестованная имеет спальное место на двухъярусной, а иногда и обычной кровати.
Занавески на окнах немного скрывают тяжелые тюремные решетки, ремонт стен и потолка вполне удовлетворительный, причем это не только санитарная побелка, зачастую на стенах нарядные обои, на полу линолеум, потолок подвесной. Туалет всегда чистый, отгорожен от камеры и облицован плиткой. Всем известное отвратительное выражение «тюремная параша» абсолютно ни к месту.
Обстановка женских камер разительно изменилась за последние десять лет. Причина этого - внимание международных общественных и правозащитных организаций и, соответственно, внимание тюремного руководства.
Кроме этого, сами женщины всегда стараются облагородить свое жилище. Их не надо заставлять делать уборку, заправлять постель, протирать окно. Более того, в любых, самых убогих условиях, даже в карцере, женщина найдет способ хоть как-то «оживить»
обстановку.
Конечно же, не все женские камеры одинаковы. Если они расположены на нескольких этажах, то можно не сомневаться, что камеры третьего этажа будут заметно бедней камер первого. «Проверяющие» подниматься по лестницам не любят, поэтому внизу всегда расположены «потемкинские деревни». Впрочем, арестованные от этого только выигрывают. Если уж к приезду начальства сделали ремонт, то после его отъезда стены обдирать уже не станут.
Питание заключенных в тюрьме одинаково для всех независимо от пола. Если точнее - одинаково скудное. Нормы питания приблизительно соблюдаются только тогда, когда в СИЗО приезжает очередная комиссия. В баланде появляются ниточки мяса и пленка жира, хлеб выпекается из хорошей муки и становится похожим на настоящий. Баландершу - раздатчицу пищи - одевают в белый халат. Поэтому зэчки комиссии любят, но, к сожалению, они в тюрьму приезжают не каждый день.
Явное несоответствие реального рациона тому, который предусмотрен нормами, тюремные чиновники объясняют отсутствием финансирования. Может быть. А может и не быть. Вопрос спорный, так как о недостатке бюджетных средств говорят именно те, кто эти средства распределяет. Какой-либо системы независимого контроля, прозрачности и гласности не существует. Поэтому можно смело сомневаться в правдивости подобных заявлений. На бесполезные для дела поездки за рубеж и приобретение служебных иномарок деньги находятся, из-за неспособности накормить зэков еще ни один пенитенциарный генерал не застрелился.
Но зэчкам от этих сомнений не легче. Протянуть на тюремной пайке, не испортив желудок, очень проблематично. Выручают передачи, которые сейчас принимаются практически без ограничения веса. Плохо только, что далеко не у каждой заключенной есть родственники и друзья, способные регулярно их приносить. Поэтому женщины хоть и не мрут с голоду, но вынужденно следят за фигурой.
...Отношение администрации тюрьмы к заключенным женщинам в целом если не доброжелательное, то уж точно не враждебное. Они окружены гораздо более плотным вниманием, чем мужчины. Если в целом в тюрьме на одного сотрудника, который непосредственно влияет на заключенных - воспитывает, поощряет, наказывает - приходится до 100 зэков, то в женском корпусе на одну сотрудницу 50. Кроме того
женщины всегда «сидят» в одном месте, а не «ездят» по тюрьме, как мужчины. Поэтому женщин лучше знают, их хотя бы различают между собой. С ними часто общаются, их постоянно видят и слышат, об их прошлом и настоящем известно достаточно много. Это делает отношения между тюремщиками и заключенными более человечными. Иной раз, когда арестованная находится в тюрьме длительное время - полтора, два, три года - администрация настолько привыкает к ней, она гак прочно занимает свою нишу в общественных отношениях женского корпуса, что об ее «отъезде» в колонию откровенно сожалеют.
Бывает, на зэчек покрикивают, бывает, что при этом используется ненормативная лексика, но, все же, это только «бывает». Обычно с ними разговаривают спокойно, обращаются: «девочки», а если персонально, то по имени, реже - по фамилии.
Если у конкретной заключенной возникает какая-то проблема, то ее выслушают в тот же день, в крайнем случае - на следующий. Добиваться встречи с начальством днями и неделями, как это обстоит у мужчин, женщинам не приходится. Такое повышенное внимание, конечно же, нужно расценивать, как положительный фактор, однако есть в этом для зэчек и свой минус. Если мужчинам большинство мелких нарушений режима сходит с рук, ими просто некому и некогда заниматься, то проступки женщин практически никогда не остаются без реагирования. Стоит зэчке «повиснуть на решке» - это значит забраться на подоконник и выглядывать в окно через решетку (куда ж деться от извечного женского любопытства), и это заметит бдительная надзирательница - последует наказание: выговор, лишение передачи, а в случае системы нарушений - и карцер. Поэтому, женский карцер редко пустует, хотя «тяжесть» женских правонарушений намного меньше мужских.
Бьют ли женщин в тюрьме? - вопрос, наиболее привлекающий внимание общественности. Да. Бьют. Бывает это, правда, довольно редко, и вряд ли это можно считать правилом, скорее исключением.
В тюрьму в основном попадают далеко не ангелы. Иная зэчка - агрессивная, педагогически запущенная психопатичная наркоманка и клептоманка - просто не понимает другого воздействия, кроме палки. Своими истеричными выходками она «доводит» сотрудников до того, что те ей сгоряча и «отвешивают» несколько ударов резиновой палкой пониже спины. Когда подобное происходит на фоне таких «высоких» эмоций, зэчка всегда успокаивается и никогда не держит обиду на «воспитателей», очевидно понимая, что все прошло в рамках справедливости. По крайней мере, в рамках тюремной справедливости. Это хоть и незаконно, но вполне соответствует «золотому» правилу педагогики: наказывать не человека, а проступок. Такие наказания никогда не порождают жалоб и нисколько не портят отношений тюремщиков с зэчками. Но бывает и другой вариант телесных наказаний, гораздо менее безобидный. Это когда идеологическая норма «зэчек бить можно и нужно» исходит от руководителей тюрьмы. Во главе СИЗО далеко не всегда оказывается грамотный, думающий и морально чистоплотный человек. Иногда этот чудо-начальник в трех словах резолюции делает четыре грамматические ошибки, а связать фразу может только с помощью грязного сквернословия. Нравственное здоровье - на уровне «образованности» и «культуры». Тюремный персонал копирует такое поведение, во всяком случае, не может противодействовать ему - зависимость от руководства слишком велика. Поэтому зачастую, когда зэчку наказывают за какой-то проступок, водворяя в карцер, к законному наказанию прибавляется незаконное: в порыве холуйского энтузиазма ее ставят «на растяжку», уперев руками в стену, раздвинув ноги, и избивают палкой по ягодицам. Ладно бы, если это являлось реакцией на какой-то гадкий поступок со стороны арестованной. Случалось, что женщина терпела такие издевательства только за то, что на выборах президента она как будто проголосовала не за «того» кандидата. Картина такой экзекуции унизительна и мерзка. Прежде всего унизительна для тех, кто эту экзекуцию проводит или одобряет. Но, к сожалению, большинство тюремщиков этого унижения не ощущает. Коль начальству нравится - значит, все правильно. Самое печальное, что обида на вопиющую несправедливость не забывается никогда. После такой «педагогики» никакой последующий воспитательный процесс не будет иметь положительного результата. Можно не сомневаться, что человек, попавший в тюрьму плохим, выйдет из нее еще хуже.
...Отношения зэчек с арестантами противоположного пола заслуживают того, чтобы их описывать не в прозе, а в стихах. Невозможность физического контакта наполняет их нежной лирикой и неистребимым романтизмом.
В тюрьмах, да и на свободе «гуляют» побасенки о том, как где-то, когда-то зэки пробили дырку в стене (как вариант - сделали подкоп), и через нее «ходили в гости» к зэчкам. Можно допустить, что в многовековой истории тюрем такие случаи бывали. Но бывали так давно и так редко, что, наверное, их не стоит считать правдой. Это всего лишь легенды. Тюремщики в массе своей порядочные ротозеи, но не настолько бездарны и ленивы, чтобы позволить зэкам безнаказанно ломать стены и гулять по тюрьме. Бытует еще один вариант таких слухов. Это когда надзиратели за определенную мзду сводили в одном помещении парочку заключенных. Такое действие более правдоподобно, но и оно не может осуществляться постоянно. В тюрьме никакие секреты не держатся. Обо всем становится известно если не на следующий день, то через неделю-другую непременно. Поэтому факт тайного свидания обязательно и быстро будет выявлен, а его организаторы и участники наказаны.
Опытные заключенные рассказывают, что такие свидания (правильнее было бы называть их случкой) иногда предоставлялись солдатами внутренних войск при этапировании в спецвагоне, или как его называют зэки «Столыпине». Эта версия имеет право на жизнь, в вагоне во время движения какой-либо внешний контроль невозможен, значит, нельзя исключить факт «любви» в туалете (это единственное помещение, куда можно вывести «влюбленных»).
Но, все равно, перечисленные варианты настолько нетипичны для неволи, что вряд ли заслуживают обсуждения. Характерное для тюрьмы проявление любви иное. Это нелегальная переписка, перекрикивание и разговор «на пальцах». Перестукиваться через стену, вопреки общепринятому мнению, зэки не умеют.
По тюрьме постоянно разными путями движется огромное количество «ксив» и «маляв» - писем и записок. Немалая доля их - лирическая переписка. Бывает, она поддерживается между мужчиной и женщиной, знакомыми по свободе: мужем и женой, подельниками, любовниками, но обычно Ромео и Джульетта друг друга не знают и видят только издалека через решетку окна и сетку прогулочного двора. Видят редко, смутно и нечетко, однако это не является препятствием для любви с первого взгляда. Через баландеров выясняется, какая камера сейчас гуляет в конкретном дворе, и чуть позже по «зэковской почте» туда направляется любовное послание.
То, что такие письма пишутся всей камерой - неправда. Зэки - живые люди и не склонны выворачивать наизнанку душу перед случайными соседями. Могут быть один-два подсказчика, да и то они приглашаются для усиления литературных качеств текста. А вот полуграмотные, витиеватые шаблоны используются часто, их просто переписывают, вставляя вместо Маши Клаву и подписываясь своей кличкой, реже именем. Бывает, в одну камеру двум дамам сердца попадают совершенно одинаковые признания в любви, написанные разными воздыхателями.
Ответ обычно не заставляет ждать, и эпистолярный роман развивается по всем законам жанра, растягиваясь иногда на многие месяцы и возбуждая нешуточные страсти - признания, разочарования, упреки, ревность. В общем, все как по настоящему. Когда сотрудники тюрьмы изымают и читают любовные письма, это их почему-то не умиляет, и влюбленных наказывают. Но для настоящей любви, а зэчки, находясь в условиях жесткой изоляции и опасности, всегда верят, что их любовь настоящая, это непреграда. Наоборот, наказания возвышают любовь по переписке, придавая ей привкус страдания и жертвенности.
Время от времени визуальный контакт между влюбленными повторяется. В ожидании и предвкушении его женщины не просто выходят на прогулку, они выходят на свидание. Они наряжаются и ярко красятся, к прогулочным дворам движутся походкой моделей по подиуму, неспешно, нехотя, понимая, что сейчас находятся в центре мужского внимания, и растягивая время триумфа. Глаза «стреляют» по окнам мужских корпусов в надежде увидеть восторженный взгляд и услышать приветствие.
Так как в самом дворе трудно себя показать, слишком много поверх него напутано решеток и сеток, то именно движение от корпуса к дворам и обратно является самым важным элементом женской прогулки. Ради этой пары минут и устраивается спектакль. Оказавшись в тюрьме, арестанты умело приспосабливаются к ее условиям и учатся максимально полноценно жить в них. Одна из иллюстраций к сказанному - быстрое овладение навыками общения при помощи жестов. Никто не знает, насколько этот язык соответствует настоящей азбуке глухонемых, но для тюрьмы его вполне хватает. Зэчки, если им не препятствуют надзиратели, могут часами «висеть на решке» и упоенно «разговаривать» с поклонником. Преимуществом такого диалога является его непосредственность, а также то, что сотрудники в основном не понимают эту азбуку. Им ей учиться лень, они в ней потребности не испытывают. А те редкие тюремщики, которые могут читать «по пальцам», все равно делают это медленно и за разговором не успевают. Поэтому «на пальцах» передаются наиболее тонкие и интимные детали любовных отношений.
...Если женщина в тюрьме - явление уродливое, то еще более уродливым является нахождение в СИЗО несовершеннолетних девочек. Судьи очень неохотно принимают решения о содержании малолеток под стражей, но, бывает, иное решение принять просто невозможно, и маленькая преступница попадает «на нары».
Девочек-малолеток мало, и держать для них несколько камер невозможно, а содержать всех в одной нельзя - они могут «проходить» по одному уголовному делу, например. Малолетки всегда «сидят» со взрослыми, которых в тюрьме называют «мамочки». «Мамочек» подбирает администрация из женщин, привлекающихся за совершение не тяжких преступлений и положительно характеризующихся. Воровок, наркоманок и «правильных блатных» среди них не бывает, в основном это женщины с хорошей в прошлом репутацией, совершившие должностные или хозяйственные преступления. Насколько они справляются с такой специфической ролью воспитателей - большой вопрос. Случается, «борзые» малолетки так активно «пьют кровь» у мамочек, что те вынуждены проситься о переводе в другую камеру.
Тюремная администрация уделяет несовершеннолетним максимум внимания. С ними рядом воспитатель и психолог, их изучают, их поведение корректируют, с ними постоянно кто-то работает. Одна из камер переоборудована под учебный класс, куда приходят профессиональные учителя. Такое обучение, конечно, нельзя сравнить со школьным, но все же оно в какой-то мере компенсирует отставание в образовании и отвлекает от вынужденного безделья.
Питание малолеток предусмотрено более калорийным и разнообразным, чем взрослая пайка, но это далеко не всегда соблюдается - нет средств. Да и завезенные в тюрьму дефицитные продукты, такие как масло или творог, могут не попасть к подросткам. По цепочке склад-пищеблок-камера «летает» много «голодных чаек», которые охотно поедают детские пайки.
В тюрьму попадают в основном девочки-подростки из неблагополучных семей, педагогически запущенные и зачастую психически неуравновешенные. Нередко они ссорятся между собой по своим еще детским поводам. «Мамочки» их мирят, и поэтому до потасовки дело не доходит. Хотя бывает, что иную слишком неуживчивую девочку администрация переводит в «нормальную» взрослую камеру «на воспитание». Закон это запрещает, но практика показывает - польза стопроцентная. Там ее никогда не обижают, и оказавшись рядом с умными, опытными и жесткими зэчками, малолетка всегда занимает подчиненное положение и успокаивает свои подростковые амбиции. Копируя старших подруг по несчастью, несовершеннолетние активно включаются в тюремные романы: «гоняют ксивы» своим сверстникам и взрослым зэкам и часами «висят» на окне, перекрикиваясь, и с помощью пальцев оживленно общаясь с мужским населением тюрьмы. Беды от таких романов никакой, неокрепшие души при этом не травмируются. А вот польза налицо - волей-неволей приходится развивать навыки письма, сочинять текст и цитировать стихи.
...Самая печальная картина в СИЗО - это дети, родившиеся за решеткой или попавшие туда вслед за арестованной матерью. Эти маленькие люди содержатся в тюрьме, не успев совершить в своей жизни не только плохих, а вообще никаких поступков. Для точности необходимо сказать, что рожают зэчки не в тюрьме, а в обычном роддоме, просто рядом всегда присутствует конвой.
Если доброе отношение администрации к заключенным женщинам имеет оттенок показухи, так как вызвано не сердечностью, а необходимостью выполнять современные международные нормы их содержания, то отношение к матерям и детям по настоящему доброе.
Они окружены вниманием и заботой, им предоставляется самая чистая, светлая и теплая камера. Если зимой тепла не хватает - в камеру ставят электрообогреватель. Бытовые условия - на порядок выше, чем в обычных камерах. Детки и мамы находятся под постоянным медицинским контролем, им передают от родственников или покупают необходимые продукты, детские вещи и игрушки. Мамам предоставляют дополнительную прогулку, на которую они вывозят детей в колясках. Все почти как на свободе. Но тюрьма остается тюрьмой. В камере, где содержатся дети, так же, как и везде, делают обыски, мам время от времени уводят на допросы и свидания с адвокатом, передачи тщательно проверяются. Когда маму вывозят в суд, она старается взять ребенка с собой, чтобы «выдавить слезу» у судьи, хотя в камере содержится заключенная, выполняющая функции няни. Если в тюрьму приходит православный батюшка, он крестит новорожденных, но крестными родителями всегда оказываются люди в погонах. Идиллии в тюрьме не может быть в принципе, и иногда трогательная картинка «детского садика» делает неожиданные отвратительные гримасы. Тюрьма всегда найдет повод лишний раз продемонстрировать, что она - нравственная клоака общества. Дети, находящиеся за колючей проволокой, абсолютно невинны, чего не скажешь об их матерях. Они попадают сюда за совершение самых разных, иногда жестоких и отвратительных преступлений. Рождение ребенка, к сожалению, не всегда изменяет личность матери в лучшую сторону. В какой-то момент, смекнув, что ребенком можно умело спекулировать, что ее никогда не посадят в карцер, не лишат очередной передачи и уж, тем более, никогда не побьют, такая мама начинает «творить чудеса», нарушая режим направо и налево и откровенно издеваясь над сотрудниками. При этом ребенку она уделяет гораздо меньше внимания, чем своим нездоровым интересам. Беседы воспитательного характера успеха не имеют, предупреждения и угрозы игнорируются. Мучения тюремного персонала прекращаются только тогда, когда наконец-то при первой возможности маму с чадом этапируют в колонию.
Бывало, что содержание женщины с ребенком сталкивало администрацию с проблемой, от которой у неподготовленного человека волосы на голове встанут дыбом. Молодая незамужняя студентка, тайно родив, в тоске перед ханжеской моралью общества и от материальной безысходности, как петля затянувшейся на ее шее, выбросила младенца в мусорный бак. Увы, знакомая история. Благодаря случайным неравнодушным прохожим и врачам ребенок выжил, а его мать посадили. Но так как преступница не была лишена родительских прав (а это очень долгий процесс), то ребенка в соответствии с законом передали ей. Ото дико... но законно!
А теперь представьте себя на месте сотрудниц тюрьмы, которые в большинстве сами матери, опасающихся в любую минуту нового покушения мамаши на жизнь беспомощного дитя. К счастью и к чести персонала, подобное никогда не происходило. То ли неусыпный контроль действовал, то ли у несостоявшейся детоубийцы просыпался материнский инстинкт, но все заканчивалось относительно благополучно.
...Настоящим «украшением» тюрьмы являются второходки - рецидивистки. Слово «второходки» применяется только к женщинам, рецидивисты-мужчины называются «строгачами» или «особистами» - по устаревшим названиям режимов в колониях. Термин «второходки» - обобщающий, под это определение подпадают те, кто оказался в тюрьме во второй раз, и те, кто в седьмой.
Для второходок тюрьма - дом родной. У них совершенно отсутствует страх перед ней, они моментально адаптируются, едва попав в камеру, устраивают быт, знакомятся, радостно встречаются с бывшими сокамерницами, наметанным глазом изучают обстановку и особенности взаимоотношений между зэчками.
Чтобы разузнать все тюремные новости и изменения, происшедшие за пару лет своего отсутствия, второходке достаточно нескольких часов. Поэтому через день-два после «заезда на тюрьму» она себя чувствует как рыба в воде. Вроде и не уходила. Сотрудники женского корпуса встречают бывшую подопечную вполне приветливо, как старую знакомую - с человеком, которого давно знаешь, всегда легче работать. Отношения в камере между зэчками у второходок заметно отличаются от тех, кто находится в тюрьме впервые. Здесь всегда имеется жесткая иерархия, вершину которой уверенно и прочно занимают более опытные и авторитетные преступницы. (Слово «авторитет», часто используемое применительно к зэкам-мужчинам, к зэчкам никогда не применяется). Одна - две таких смотрящих, или как их еще иногда называют, рулихи (от мужского - руль) действительно «держат» камеру. Все остальные подчиняются им почти беспрекословно, опасаясь прямого конфликта - могут и побить.
Администрации такое положение вещей всегда на руку. Явного беспредела у второходок не бывает, женщины гораздо меньше мужчин склонны упиваться властью, а управлять населением камеры намного проще. Не нужно тратить время на общение с каждой зэчкой, «ковыряние» в ее проблемах, внушения ей каких-то истин. Достаточно поговорить со смотрящей, и нужная цель будет достигнута.
Второходки не только внутренне, но и внешне отличаются от тюремных новичков. Обычно это довольно молодые или моложавые «дамы» с резким прокуренным голосом и характерной «блатной» интонацией, возникающей от привычного легкого кривлянья при разговоре. Лексикон соответствует тюрьме, хотя, общаясь с сотрудниками, они стараются говорить «по-нормальному». Получается это не всегда, привычные слова и словосочетания все равно проскальзывают, особенно при волнении. Истеричные черты, присущие в какой-то мере всем женщинам, у рецидивисток получают активное развитие. Все они явные истерички и психопатки, в особенности, если на свободе увлекались наркотиками и алкоголем. Манеры их поведения довольно типичны, они развязны, дерзки и, как будто, уверены в себе. Во всяком случае, стараются произвести именно такое впечатление на окружающих.
Выглядят второходки всегда чуть старше своих лет, сказываются опасная блатная жизнь, нездоровые пристрастия и тяготы тюремного существования. Наиболее отличительная их черта - взгляд. Чуть исподлобья, быстрый, цепкий, внимательный, моментально «фотографирующий» объект, он всегда ускользает, уходит в сторону, стоит только перехватить его и попытаться заглянуть второходке в глаза. По этому взгляду люди, много контактировавшие с преступницами, - милиционеры, тюремщики - безошибочно распознают их на свободе. Впрочем, «встречное» узнавание тоже стопроцентное.
В тюрьму рецидивистки попадают, в основном, за кражи или наркотики. Какие-то нестандартные преступления они совершают редко. У многих из них есть дети, иногда уже взрослые, мужей почти никогда не бывает. Передачи от родственников они получают не часто, обычно их приносят пожилые нездоровые бедно одетые матери, измученные своей несчастливой долей. Зачастую приносить передачи просто некому, как это говорится на казенном языке: полезные социальные связи утрачены. Но голодом второходки не мучаются. По неписаным тюремным законам - понятиям камеры, где сидят первоходки, всегда хорошо снабжаемые продуктами питания, делятся с рецидивистками, используя для этого целый набор нелегальных каналов межкамерного общения.
Вот у кого развита лесбийская любовь, так это у второходок. Она носит характер не только физиологических контактов, но и психологических связей и социальных союзов. Партнерши практически всегда продолжают свои отношения в колонии и зачастую на свободе. Такая связь может длиться много лет.
«Заехав на тюрьму» и узнав, что в соседней камере находится ее бывшая «подруга», рецидивистка принимает все меры, чтобы оказаться рядом с ней. Так как переводы между камерами - «епархия» оперуполномоченного, приходится идти на сделку - «сдавать» подельников и приятелей, оставшихся на свободе и «сливать» информацию, полученную из бесед с сокамерницами. Подобное никогда не становиться нравственным препятствием для второходки, и «возлюбленные» оказываются вместе.
Непосредственные лесбийские контакты происходят не на глазах у всей камеры, для этого занавешивается угловая кровать или купе, хотя, естественно, звуки слышны всем. Некоторым зэчкам это не нравится (далеко не все из них поддерживают и одобряют такие отношения), но препятствовать акту они не смеют, так как тюремная мораль подобное поведение не осуждает. Администрация же на лесбийскую любовь смотрит сквозь пальцы, пусть занимаются на здоровье, лишь бы не бузили. «Зэковская почта» «работает» на удивление надежно, быстро и бесперебойно. Профессиональные преступницы (а, надо признать, что воровать и торговать наркотиками действительно профессиональное занятие этих людей) знают практически все о своих подругах, приятельницах и просто женщинах, с которыми приходилось сталкиваться в местах заключения. Находясь на свободе или в тюрьме, они прекрасно осведомлены о том, кто вышел замуж, кто сидит в какой колонии, кто недавно «откинулся» и кто скоро попадет за решетку вновь.
* * *
Если не вникать в суть явления, а просто наблюдать со стороны за женщинами в тюрьме, то выглядит это довольно забавно. Если же в суть вникнуть - становится страшно, особенно когда понимаешь, что пройдет немного времени, и на место этих зэчек придут другие, пока еще невинные...
...Лучше бы они сюда не попадали никогда.





Виктория Курьянова - Бывший сотрудник Харьковского следственного изолятора

Источник: вечерний Харьков

-----

 
 Top
persic
Отправлено: 17 Октября, 2011 - 00:09:19
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 5
Дата рег-ции: Окт. 2011  
Откуда: Белгород, Россия
Репутация: 0
Карма 0




спасибо! читала не отрываясь...печально все это очень...
 
 Top
persic
Отправлено: 17 Октября, 2011 - 12:28:09
Post Id



Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 5
Дата рег-ции: Окт. 2011  
Откуда: Белгород, Россия
Репутация: 0
Карма 0




Добрый день! Подскажите, как открыть лицевой счет в колонии моей дочери? Кто, что знает о женской колонии общего режима ИК-6 в Шахово Орловской обл.? Спасибо!
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 17 Октября, 2011 - 23:28:02
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


persic пишет:
Добрый день! Подскажите, как открыть лицевой счет в колонии моей дочери? Кто, что знает о женской колонии общего режима ИК-6 в Шахово Орловской обл.? Спасибо!

Привет. Лицевой счет на зоне открывается автоматочески.Можете для начала выслать ей денег.

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 27 Октября, 2011 - 19:10:23
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


Ролики с избиением женщин в колонии




-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 27 Октября, 2011 - 19:16:55
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


12:49 27/10/2011
В отношении замначальника КП № 4 возбуждено дело, решается вопрос об аресте

Сергей Зычков подозревается в превышении должностных полномочий с применением насилия. Следствие считает, что именно он запечатлен на кадрах видео, размещенного в сети Интернет, где сотрудник учреждения наносит удары осужденным женщинам

В Амурской области задержан заместитель начальника колонии-поселения № 4 Сергей Зычков, подозреваемый в превышении должностных полномочий с применением насилия. Об этом сегодня, 27 октября, сообщает сайт СУ СК РФ по области.

По версии следствия, именно он запечатлен на кадрах видео, размещенного в сети Интернет, где сотрудник исправительного учреждения наносит удары женщинам, отбывающим наказание.

Дело возбуждено по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенное с применением насилия).

В ближайшее время в Благовещенский городской суд следствием будет направлено ходатайство об избрании в отношении подозреваемого меры заключения в виде заключения под стражей.

Напомним, что 24 октября 2011 года на сайте YouTube появилось три видеоролика, на которых сотрудник уголовно-исполнительной системы применяет насилие к женщинам. Подпись под роликами сообщает о том, что избивает женщин заместитель начальника колонии-поселения №4 ФСИН Амурской области Зычков Сергей Николаевич.

Как сообщил РИА Новости старший помощник руководителя следственного управления Амурской области Алексей Лубинский, женщины, которых избивали в штрафном изоляторе, уже находятся на свободе, и заявляют, что ролик с кадрами насилия был заснят в исправительном учреждении несколько месяцев назад.
http://www.zeki.su/novosti/2011/10/27124902.html

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
птица
Отправлено: 30 Октября, 2011 - 10:16:22
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




http://vkontakte.ru/video73500559_161073614


Саша, размести пожалуйста эту ссылку правильно, у меня не получилось, это фильм о женской тюрьме 1991 года. вроде старый, но как будто сейчас снимали




-----
птица
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 02 Ноября, 2011 - 09:17:10
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


Женская колония в КБР



-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
Надюша
Отправлено: 13 Ноября, 2011 - 19:41:07
Post Id



Умеющая ждать


Покинул форум
Сообщений всего: 615
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Репутация: 0
Карма 0




13 Ноября 2011
Коблы и малолетки

КСЕНИЯ ЛЕОНОВА приподнимает завесу над одним из главных табу в правозащитной сфере - насилием в женских тюрьмах

Что все бабы суки, я впервые осознала в позапрошлый четверг, в 11 утра, в «Шоколаднице» благодаря шоколаднице - так на зонах зовут осужденных по 159-й («мошенничество») и 158-й («кража») статьям Уголовного кодекса. Так называли отсидевшую четыре года Александру Белоус, бывшую совладелицу турфирмы.

Мы встретились, потому что в начале октября мне пришло письмо от женщины, которая спала с надзирателем, чтобы тот разрешил ей кормить новорожденного ребенка. Имя и колонию, где все это происходило, эта женщина назвать не захотела, так что я была готова забыть про письмо. Но буквально через неделю на YouTube появился ролик, в котором замначальника Амурской женской колонии избивал заключенных. При этом «Яндекс» на запрос «насилие в женских тюрьмах» упорно выдавал четыре страницы ссылок на одну из серий «Эммануэль» и на отчет о насилии в американских тюрьмах, как будто в российских ничего не происходит. Тема насилия оказалась табуированной не только в среде виртуальной, но и в реальной. Главные работающие в этой области правозащитники — заместитель директора Центра содействия реформе уголовного правосудия Людмила Альперн, руководитель проекта Международной организации по реформе тюрем Алла Покрас и глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы по правам заключенных Валерий Борщев — хором сказали мне, что о случаях насилия над женщинами-заключенными им ничего не известно. С Людмилой Альперн мы проговорили 38 минут, и из всего разговора мне особенно запомнилось слово «байки». Так что я решила найти женщин, которые под своими именами были бы готовы рассказать о случаях насилия в тюрьмах. Пока искала, обнаружила, что женщины без мужчин не умеют толком выстраивать друг с другом отношения.

Швабры

«Я проснулась ночью от какого-то шебуршания в камере. Отреагировала не на звук, потому что с детства сплю в берушах, а на движение. Слезла с койки и поняла, что вся камера — шесть человек — столпилась вокруг одной из девочек. Они насиловали ее шваброй. Потом я узнала, что эта история повторялась несколько месяцев практически каждую ночь. Они насиловали ее, потом избивали и загоняли под шконку. Ну я что, я пошла к надзирателям. Те вызвали девочку на допрос, где она сказала, что получила свои многочисленные синяки, упав с кровати, - рассказывает Александра Белоус историю 2008 года, произошедшую в самой образцовой тюрьме страны — московском женском СИЗО №6. — Я даже не могла пожаловаться в прокуратуру, жалобу бы просто не выпустили». - «А позвонить друзьям на волю ты не могла?» - «Окстись, откуда?» Дальше выяснилось, что в женских тюрьмах нет мобильников, что удивительно, поскольку в мужских СИЗО и колониях телефоны, пусть и запрещенные, есть во всех камерах и бараках. (Возможно, именно с этим отчасти связан тот факт, что правозащитники так мало знают о случаях насилия над женщинами. Другая причина, возможно, кроется в том, что эти случаи трудно доказуемы, стало быть, не приведут к конкретным санкциям. Зато попытка устроить скандал может привести к конфликту с ФСИН и, значит, к потере возможности ходить в колонии и помогать тем, кого можно спасти.) Почему нет мобильников? Потому что женщины постоянно друг на друга стучат, считает Александра: «У нас в дни приема оперативников по вторникам и четвергам полкамеры в очередь выстраивалось».

Представить себе такую ситуацию в системе жесткой мужской тюремной иерархии практически невозможно. Там есть целых три определения для тех, кто сотрудничает с администрацией: «козлы» — работники хозотрядов, «суки» — те, кто стучит, и «блядины» — те, кто сдал своих подельников операм и, скорее всего, будет сурово наказан сокамерниками. И хотя так называемые черные воровские зоны ушли в прошлое вместе с «лихими девяностыми», жизнь по понятиям в какой-то мере сохранилась. Например, во всех зонах и СИЗО, помимо начальника тюрьмы, есть так называемые положенцы, которых назначают представители криминального мира (нередко с согласия администрации), в каждой камере есть смотрящий — в большинстве случаев также представитель криминального мира. Низшей кастой в мужских тюрьмах («опущенными») считаются гомосексуалисты и педофилы; в большинстве СИЗО для них есть отдельные камеры. Живут камеры на так называемый «общак», на который скидываются все сидящие. Считается правильным отдать на общак часть от передачки. Высшей мерой наказания в бытовой драке между сокамерниками считается удар миской по лицу.

В женских тюрьмах все оказалось иначе. В камерах СИЗО всем заправляют старшие — заключенные, назначенные администрацией. На зонах наибольшее влияние имеют активные лесбиянки, их называют «коблами». «Опущенными» во взрослых камерах считаются детоубийцы, на малолетке — девочки, занимавшиеся прежде оральным или анальным сексом, если об этом становится известно. Для опущенных нет отдельных камер; как правило, их сажают к осужденным за экономические правонарушения и распространение наркотиков. Считается, что в отличие от совершивших более тяжкие преступления эта категория заключенных более уравновешенная. Но даже здесь такая ситуация может спровоцировать насилие. Драки вспыхивают очень часто и, как правило, по мелочам, причем они бывают куда более жестокими, чем у мужчин, — с применением ногтей, зубов и прочих атрибутов женской красоты. Общака нет. Передачи у женщин случаются реже еще и потому, что их браки чаще распадаются, чем у мужчин; точной статистики нет, но об этом говорят все бывшие заключенные. По мнению исполнительного директора организации «За права человека» Льва Пономарева, в мужских тюрьмах насилие обычно исходит от надзирателей. В женских же тюрьмах, судя по описанным ниже историям, насилие чаще идет от сокамерниц - с молчаливого согласия администрации тюрем. Веский, согласитесь, аргумент в пользу антифеминисток.

Пономарев не смог вспомнить ни одного обращения женщин в связи с насилием. Но в отличие от коллег-правозащитников хотя бы признал возможность существования такой проблемы. «Возможно, информации из мужских тюрем просачивается больше, потому что там лучше организовано сообщество и, соответственно, сопротивление системе, - считает Пономарев. - Женщины, видимо, так сильно увлекаются выяснением отношений между собой, что оказываются совершенно несплоченными перед общей бедой. Но это уже психология».

Психо

«Матросская тишина». 1974 год. Из окон мужского корпуса видна часть окна корпуса женского. Там в камере выбирают заключенную, раздвигают ей ноги и поднимают на руках так, чтобы было видно столпившимся у окон напротив мужчинам-заключенным. Спустя несколько минут по протянутой между окнами веревке из мужского корпуса в женский передают пакетики со спермой. Беременных тогда выпускали по амнистии, так что женщины стремились забеременеть любыми путями.

Эту историю декану факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета Михаилу Кондратьеву пересказывали несколько заключенных во время его многочисленных исследований взаимоотношений в группах. «Насилие в тюрьмах было всегда, это раз и навсегда доказал Стэнфордский эксперимент, это подтверждают мои собственные исследования: в тюрьмах всегда есть касты чушек и опущенных — тех, кто будет подвергаться насилию», - говорит Кондратьев.

Исследований, в которых бы сравнивалось поведение мужчин и женщин за решеткой, проводилось крайне мало. «Известно, что женщины звереют больше, чем мужчины», ‒ уверен заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергей Ениколопов. Он приводит данные американского исследования, по которым получается, что 6 процентов женщин агрессивнее самых агрессивных мужчин. «Пять лет назад я проводил исследование учеников лучшей школы одного небольшого города и с удивлением обнаружил, что конфликты девочек более затяжные, они дрались жестче и были менее управляемы, ‒ вспоминает Ениколопов. — Помню, я выступаю с докладом о результатах исследований на каком-то официальном собрании, рядом мэр города, директор школы, аккуратно привожу наши данные по агрессии, чтобы никого не обидеть. И вдруг встает директор этой школы и так радостно говорит: наконец-то мы можем говорить об этом вслух, ведь девочки, и по нашим наблюдениям, чаще дерутся, чем мальчики!»

Что касается тюрем, то надо понимать, что у женщин нет механизмов выстраивания социальных отношений в отличие от мужчин, считает Ениколопов. Ведь те сызмальства знают, что такое армия. А женская эмансипация, полностью вовлекшая их в социальную жизнь, произошла минимум после революции 1917 года. За эти сто лет они просто не научились еще распределять роли.

«Представьте себе, кто в условном женском коллективе самый главный? Если взять школы, то, как правило, это девочки, пользующиеся наибольшей популярностью у мальчиков. А теперь уберите мальчиков, и все ориентиры окончательно сотрутся, - говорит психотерапевт, сотрудник Института системного консультирования Екатерина Игнатова. — В такой ситуации, конечно, появляются женщины, которые играют роли мужчин и при этом, понятно, занимают важные места в иерархии. Но полностью скопировать поведение мужчины для женщины крайне трудно, они не чувствуют грани этого образа. Так что женщины преувеличивают и агрессию, и жестокость, и конкуренцию. А если помножить все это на то, что у большинства женщин нет запрета на выражение чувств, в замкнутом женском коллективе мы увидим массу конфликтов по мелочам».

Несмотря на табу, четыре бывшие заключенные согласились рассказать о случаях насилия, которое происходило с ними или на их глазах. Две рассказчицы принадлежат к так называемым «опущенным», очень боятся вернуться в тюрьму снова и согласились рассказать свои истории под диктофон только бывшей заключенной Светлане Тарасовой. Эти истории мы публикуем в форме диалога.

Александра Белоус, бывшая заключенная по статье 159 УК («мошенничество»)

В женской тюрьме самой страшной статьей считается детоубийство или насилие в отношении детей. Если сокамерницы узнают, что ты сидишь за это, тебя будут опускать до последнего. Как-то к нам в камеру завели азиатку, которая родила ребенка в

аэропорту и выкинула его в мусорный бак. Нас сидело человек сорок, и половина, в которой были и экономические, хотели эту девушку опустить. То есть постричь ее или на нее пописать. И ведь эта женщина, опущенная, постриженная, она даже не сможет уйти в другую камеру (а у мужиков в таких случаях переводят в камеры к таким же), она будет сидеть на таком положении, у параши, под шконкой, до конца. И потом уедет по этапу из СИЗО на зону, и если, не дай бог, там узнают обстоятельства, над ней могут продолжить глумиться.

Так что тогда в камере было удивительно мне слышать предложение опустить кого-то от женщин с высшим образованием, которые только вылезли из «мерседесов» и еще не выкинули корешки от билетов в Большой. В каких же зверей бизнесвумен превращаются в тюрьме!

Самое смешное, что все экономические утверждают, будто их дела сфабрикованы. Ну так если это так, почему ты не думаешь, что и против этой девушки дело могло быть сшито?! И, между прочим, если уж играть в понятия, то в мужских тюрьмах, прежде чем опустить, прозванивают на волю и доподлинно все выясняют. А тут самосуд. Все эти попытки копировать мужские понятия смешны. Разве можно опустить женщину так, как опустить мужика? Нет! Самое страшное у мужчин — сексуальное насилие. Для женщины, если она со своим мужем занималась анальным сексом, это не так болезненно.

Как-то к нам приехала девочка из Барнаула, малолетка, но какое-то время сидела со взрослыми. Она рассказывала, что у них там статус в камере определяет тот секс, которым ты вообще в своей жизни занималась. Если ты занималась анальным, ты автоматически становилась опущенной. Мне, когда я эту историю услышала, она показалась верхом ужаса. Я не могла себе представить, что во взрослой камере меня подтянет на поляну старшая и будет спрашивать, какими видами секса со своим мужем я занималась.

Но потом меня перевели в камеру к несовершеннолетним, я два года была у них старшей. Это правда, они отличаются особой жестокостью. Есть даже такой анекдот. Он очень похабный, очень. «Тюрьма. Малолетки пишут смотрящему письмо: дорогой смотрящий, вчера заехал к нам первоход, оказался сукой, мы его опустили. Но за него впряглись другие и опустили нас. Дорогой смотрящий, так как нас опустили по беспределу, мы хотим получить право опустить тех, кто нас опустил».

Помню, в камере была девочка, которая не сидела за общим столом просто потому, что проговорилась, будто занималась с каким-то мальчиком оральным сексом. То, что в старших классах школы считается самым крутым, в тюрьме, наоборот, опускает тебя. Эта девочка подвергалась постоянным унижениям и оскорблениям. А история со шваброй чего стоит? И надо сказать, что администрация обо всех этих случаях знает, конечно. И всячески их культивирует. И поощряет систему, когда старшим становится самый жестокий. И на малолетке, и у взрослых. Помню, у нас еще во взрослой камере старшая собралась на этап, об этом стало известно за пару месяцев. Так надзиратели ходили и высматривали, кто как себя вел. Старшей поставили ту, которая громче всех материлась и чаще всех распускала руки. Я вот только до сих пор не могу понять — зачем?!

Так что все физическое насилие, которое я видела, сокамерницы причиняли друг другу. За четыре года я только один раз видела, как надзиратели кого-то били — и это была пощечина девочке, которая пыталась тянуть дорогу (веревка, протянутая между окнами, по которой передаются письма и наркотики. - OS). Потому что в нашем показательном СИЗО даже дорог не было. Про мобильники я уж вообще молчу. Кто-то пытался занести, но на первом же шмоне это все изымалось, потому что кто-то из своих же сдавал. Так что мы там были абсолютно изолированы от общества.

А что оперативники активно применяют, так это психологическое давление. Особенно к осужденным по экономическим статьям. Мы же дойные коровы! Когда меня только посадили, в 2005 году, я оказалась в одной камере с некой дамой - Мадленпалной. Ее называли черной мамочкой, вдовой какого-то авторитетного человека. Она сказала, что, если я заплачу ей 10 тысяч долларов, завтра же выйду. Моя мама передала каким-то друзьям Мадленпалны нужную сумму. А меня, конечно, не выпустили. Когда я поняла, что меня развели, я написала маме письмо, в котором описала всю эту историю. Через день меня вызвал к себе надзиратель, показал на письмо и приказал все забыть. Почему он вдруг такой интерес ко всему этому проявил? Хрен знает. Но факт, что у Мадленпалны, чуть ли не у единственной во всем СИЗО, были мобильники, целых два. И однажды она мне сказала, что, если я еще раз помяну эту историю, она привлечет мою маму за дачу взятки. Вот тут я действительно разозлилась. Мало того, что она развела меня как лохушку, так еще теперь маму вспомнила. Взяла, в общем, Мадленпалну за шкирку и сказала, что, если еще хоть слово молвит, шею сверну. Видимо, в моем голосе прозвучали определенные нотки, потому что Мадленпална после этого от меня отстала, и вскоре ее перевели в другую камеру.

Светлана Тарасова, бывшая заключенная по статье 159 УК («мошенничество»)

У меня было четыре ходки, первая за кражу. В 12 умерла мама, а в 13 меня поймали, мы говорим не менты («менты» - это ведь слово, которым они и сами гордятся уже), мусора. Я вытащила в автобусе из сумки кошелек, а скинуть не успела. Вот меня и повязали. Я тогда жила в маленьком городишке под Ростовом-на-Дону и стала там большой знаменитостью, про меня даже в газете написали. Я была не просто самой юной преступницей, но еще и обладательницей редкой профессии, ведь большинство карманников — мужчины. В общем, мне повезло, потому что там на весь город была только одна женская камера. И сидели там взрослые уже женщины, которые научили меня, как правильно вести себя и в СИЗО, и в колонии для малолетних. Так что никаких ужасов со мной не происходило.

Когда я сидела во второй раз, со мной была девочка-цыганка, она называла себя Степой. Мы очень подружились, курили вместе. Степа говорила, что сидит за убийство отца, который ее избивал. Но как-то мне надзирательница сказала, что на самом деле Степа — детоубийца. Знала ведь, зараза, кому сказать. Я попросила показать мне дело, из которого следовало, что Степа утопила ребенка своей подруги. Из ревности или еще из-за чего, не знаю. Но факт остается фактом, я ужасно разозлилась. Я не люблю детоубийц. Считаю, что ради таких только надо мораторий на смертную казнь отменить. Я не имею права так говорить, я сама почти всю жизнь провела там. Но я так считаю и мнение свое менять не буду. Но на Степу тогда обиделась больше за предательство. Всю эту историю узнала наша соседка, а мы тогда втроем сидели. Избили мы Степу тогда очень сильно. Она потом на ремне повеситься пыталась.

А сейчас сидела в Егорьевске два года, вот только в 2010 году вышла. Набрала кредитов в восьми банках на два миллиона рублей, так что посадили меня за мошенничество, да еще и всей тюрьмой пытались выведать, где у меня деньги лежат. Когда надзирательница впустила меня и стала закрывать дверь, она не заметила мою ногу и вот этой железной огромной дверью меня ударила — аж до крови. Я заорала. А она покрыла меня матом. Я поворачиваюсь, а у меня башню сорвало. Пошла, говорю, сама на хуй. Для нее это полный пипец. Так что она еще громче заорала, что сейчас сгноит меня и вообще. Я говорю: посыпь мне на одно место соли — ну, я ей сказала, на какое место, - и слижи. В общем, мне выписали за это сразу 15 суток карцера. Избили — по пяткам резиновой дубинкой, чтобы не было следов. Профессионалы своего дела, что тут скажешь! Оставили на полу — там даже матраса не было. А у меня еще месячные некстати начались, пришлось рвать блузку (в своей же одежде сидишь) и подкладываться. Ну, зато я после карцера получила затемнение в легких и уехала на несколько месяцев в госпиталь. А вышла из госпиталя и пошла к батюшке. Рассказала ему все как на духу. Так что вы думаете? На следующий день меня к оперу вызвали, он мне всю мою исповедь зачитал. Так что я больше в церковь там не ходила.

Меня к тому времени перевели в камеру, где нас сидело трое. А через стенку были малолетки. Как сейчас помню, Нина — москвичка, скинхедка, они с друзьями избили узбека и его трехлетнюю дочку цепями. Узбек выжил, а дочка его умерла. Вторую девочку звали Наташа. Она была из подмосковного города Шатура. Так она ребенка отравила ртутью, а потом еще и заморозила. Они там все, в Шатуре, такие. И еще две какие-то девицы с ними сидели. А потом к ним привели девочку, ее Леной звали. Она приехала к ним, забитая, из какой-то деревни, сидела за убийство отца. Вроде она резала что-то, а отец подошел к ней сзади и схватил за волосы, ну она его и прирезала. Я не хочу ни осуждать, ни оправдывать. Суд это уже за меня сделал. Только она не вызывала у меня таких эмоций, как эти детоубийцы. Нина у них была мама хаты такая. И начала эту Лену гнобить. За глупость, за оканья — эта ведь из деревни. То есть ни за что фактически. Кашу кидают в парашу — иди ешь. Зубы чистить, так ей щетку в параше искупают и заставляют чистить. Писает и заставляет ее языком вытирать. Макают ее башкой в парашу. Лена так орала, ‒ конечно, надзиратели все слышали. К тому же там, в Егорьевске, волчки с двух сторон стоят, вся камера просматривается. А у нас с ними кабур был — дырка в стене между камерами, чтобы переговариваться. Мы им раз сказали прекратить, два сказали - они кабур со своей стороны и заткнули. Ну, мы надзирателям сказали. Надзиратели ничего не сделали. Тогда мы обратились к положенцу, Витей его звали, чтобы он разобрался, телефонов у нас не было, но мы дороги тянули. Через день Лену эту оставили в покое.

Ольга Васильева, бывшая заключенная по статье 158 УК («кража»)

- Оль, давай поговорим с тобой. Я буду потихоньку говорить, чтобы там твои друзья не слышали. Я вот хотела задать тебе вопрос, сколько раз ты сидела?

— Два. Первый раз на Можайске, потом в Мордовии.

- А за что?

- Первый раз за кражу в квартире моей тети, а второй раз в магазине.

- А как общение твое было с сокамерницами?

- Нормально происходило, только с одной постоянно ругались, пока ее на этап не забрали.

- То есть вы враждовали, да? А расскажи, помнишь, ты говорила про простыни, чего-то там тебя обвинили.

- Ну да, в краже простыни меня обвинили. Там я их воровала, а потом продавала.

- Кому? Да говори, говори, слушаю.

- Я отсидела уже год. Была в четвертом отряде. Мы шили простыни и халаты. И наш бригадир — Людка Черненко — обвинила меня в том, что я воровала простыни. Воровала простыни и продавала вольняшкам.

- Вольнонаемным, да?

- Да.

- Ну и чего?

- Вечером вся камера собралась и устроила мне темную. Потом пришли надзорники, и они начали говорить надзорникам, что я кидалась на них с заточкой.

- А помнишь, ты еще говорила, что подстригли они тебя? Это девочки?

- Девочки, да. Потом меня отвели в ШИЗО и оформили на 15 суток.

- А они, надзорники, ничего не сказали девочкам? Они ж видели, что ты избита и подстрижена.

- Ничего.

- А знаешь, чего я еще хотела спросить, вот ты отсидела 15 суток, и что потом было?

- Потом подумала, что пошли все на хер. Меня в другой отряд перевели.

- Ну и чё?

- Все.

- А кого ты не понимаешь по этой жизни?

- Не понимаю сук.

Любовь Литвинова, бывшая заключенная по статье 158 УК («кража»)

- Люб, я тебе говорила, что я бы хотела послушать твою историю. Помнишь, ту историю про веник? Я просто девочке обещала, она журналистка. Ты никак не пострадаешь, даже если вернешься в лагерь, мы не будем называть фамилии тех, кто это делал. Я тебе просто буду задавать вопросы, а ты мне просто будешь отвечать. Сколько раз ты сидела?

- Один раз, и один раз меня выпустили из зала суда.

- А где ты сидела?

- На «Тройке» (Женская исправительная колония №3. — OS).

- Это где?

- На Кинешме.

- А, понятно. Люб, ты чего так скованна? Это ж не по телевизору тебя будут показывать. Успокойся. Чего тогда происходило?

- Я тогда только приехала в лагерь. И меня отправили в отряд. Девчонки там были хорошие. Я познакомилась с девочкой. Ну, подружилась вот. Мы дружили, потом она от меня отдалилась. Потом я пришла как бы с работы и залезла в тумбочку, увидела конфеты и угостила подружку. Сокамерницу.

- Это с которой ты в тюрьме еще сидела?

- Да. А потом пришли подруга и подружкины друзья. И вечером была уже разборка.

- Из-за этих конфет, они были чужие?

- Ну да. После отбоя собрался весь актив в туалете. Меня позвали и поставили рядом с помойным мусорным ведром. Дали веник.

- Да не бойся, говори. Зачем дали веник-то?

- Ну, мне сказали, ну, я плакала. Потом сказали мне, что изобьют, если я не подмоюсь. Мне пришлось подмыться. А потом… а утром вся зона знала. Потом я пошла к начальнику. Рассказала об этом.

- Она их вызвала?

- Нет.

- Почему?

- Ну так они ж активистки. Одна после этого ушла по УДО.

Автор - корреспондент журнала «Секрет фирмы» (ИД «Коммерсантъ»)
http://www.openspace.ru/society/russia/details/31756/?print=yes

-----

 
 Top
птица
Отправлено: 26 Ноября, 2011 - 19:51:51
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




лагерь наш показывают, где я сидела. школу, плац.... дневальную нашу даже маленько попиарилиУлыбка


http://www.uitv.ru/news/2009/11/16/6018/

-----
птица
 
 Top
птица
Отправлено: 26 Ноября, 2011 - 20:04:16
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




кстати, мадам, которая так трогательно о детях и материнстве рассуждает и картины рисует - при мне второй срок сидела, по удо ущла тоже еще при мне. рыдала, помню, что ее сына хотят отдать в приемную семью, клялась, типа все на свете сделает, чтоб ей ребенка вернули...... сделала мля..... не прошло и года как на наркоте снова сидела - и вот, на третий срок в кунгур вернулась. а сына... а сына ее усыновили другие люди.

-----
птица
 
 Top
птица
Отправлено: 29 Ноября, 2011 - 18:02:44
Post Id



Junior Member


Покинул форум
Сообщений всего: 96
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Откуда: берики
Репутация: 1
Карма 0




http://video.mail.ru/mail/xsvitx.predator/_myvideo/1.html?

пермские колонии. и наша в том числе. смотришь - и офигеваешь. ну как все у нас в стране здорово-то! даже в зонах вон как - благодать да и только

-----
птица
 
 Top
Призрак
Отправлено: 06 Февраля, 2012 - 15:14:24
Post Id


Новичок


Покинул форум
Сообщений всего: 3
Дата рег-ции: Февр. 2012  
Репутация: 0
Карма 0




Всем доброго здравия ) Такой вопрос насущный... У меня подругу, мать-одиночку, закрыли на прошлой неделе по 162-й. Тупо вышло... Кинул квартирант на бабки её, мать-одиночку. Хотя сам с ней с одной тусовки был, крыса фуфлыжная (( Ну она с него эти филки обратно и "стребовала". Через знакомых своих ) И всё-то без палева - да нашлись у этого терпилы знакомые мусора - и вот ей, как говорится, "шьют"...
Сама моя подруга - из малообеспеченной семьи. Так что на нормального "доктора" на суде рассчитывать, естественно, не приходится. Казённый же "докторишка" там, по ходу, чуть только с института вышел (( А у Насти - к тому же эпилепсия. Я ей уже туда на Бутырку, вместе со всей ботвой, этот её топамакс переправила (лекарство от эпилептических приступов, жизненно необходимое всем эпилептикам).
(Для тех, кто не совсем в теме: эпилептикам приступов допускать, по факту - категорически нельзя, т. к. страдают нейроны головного мозга, которые, как известно - не восстанавливаются!!! Иначе приступы неминуемо приведут к слабоумию, а то и параличу. Так вот - на фоне регулярного приёма её лекарства, топамакса - приступов у неё, к счастью, давно не было и нет. Но для знающих не секрет - что даже в Москве эти лекарства можно достать далеко не во всех аптеках!!!!!!! И даже в бесплатном списке от районной поликлиники - они, увы, не всегда бывают!!!!!!!! Порой приходится пробивать по справочной и доставать самой. За свои кровные...

Остаётся только представить - как с этим на зоне...((( Глупый вопрос, наверно, да?.. С другой стороны... ДЛЯ НЕЁ ЭТО - ЖИЗНЕННО ВАЖНО!!! ОНА БЕЗ ЭТОГО ЛЕКАРСТВА - НЕ ДАЙ БОГ, ПОПРОСТУ ЗАГНЁТСЯ, УМРЁТ ИЛИ ПРЕВРАТИТСЯ В СЛАБОУМНОГО ПАРАЛИТИКА!!!!!!!! Поэтому - как бы глупо, может быть, это ни звучало на злобу сегодняшней реальности - и не верится как-то до конца, что люди настолько озверели - чтобы даже таких до боли реальных случаев - и не предусмотреть???!!!

ИЛИ ЖЕ У НИХ - НАОБОРОТ, НАСТОЛЬКО ВСЁ КУПЛЕНО, ЧТО ЛЕКАРСТВ ДЛЯ ЭПИЛЕПТИКОВ НИФИГА - А НЕ БУДЕТ ДАЧКИ - ДЕВЧОНКА, НЕ ДАЙ БОГ, ИНВАЛИДОМ ОСТАНЕТСЯ - И СПИШУТ ВСЁ, КАК ОБЫЧНО, НА ЛЮБОЙ ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ПОРОЖНЯК???!!!!

Подскажите, как там реально сейчас с этим, буду очень признательна ))))))))

Чуть не забыла: пятилетний сынуля её, Стёпка - на данный момент у матери Насти, своей бабушки. Но у Настиной матери - здоровье тоже не ахти. Отец у Насти умер в 2009, и больше ребёнка оставить, практически, не на кого. Не представляю, как Настина мать с подмосковья (20 км от города) будет каждый месяц в поликлинику за топамаксом для дочери мотаться, очереди за ним высиживать!!!!!!!!!!! Ну или по московским аптекам... Да ещё - посылкой лекарство дочери на зону отправлять... Внука каждый месяц ума не приложить, с кем оставить... У неё и так к дочери отношение не самое лучшее, а после такого... да она её просто возненавидит!!!!!!!!!!!
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 18 Февраля, 2012 - 21:08:45
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


Катя Огонёк Женская Тюрьма



-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
Александр Администратор
Отправлено: 18 Февраля, 2012 - 21:28:31
Post Id



просто человек


Покинул форум
Сообщений всего: 6664
Дата рег-ции: Май 2009  
Откуда: Питер
Репутация: 8
Карма 6

[+]


Лолита побывала в женской колонии

Эпатажная Лолита посетила женскую колонию и пообщалась с заключенными.



В рамках спецпроекта Концертный зал НТВ представляет состоялся бенефис Лолита. Госпожа Президент. Популярная певица представила себя в необычной роли кандидата в президенты. Для этого ей пришлось поучаствовать в теледебатах и ознакомить избирателей со своей предвыборной программой.

Чтобы как можно лучше узнать, чем сегодня живет страна, Лолита отправилась сначала в воинскую часть, затем в детский сад, спустилась в метро и даже посетила женскую колонию в Можайском районе (Москва).



Для осужденных женщин визит любимой певицы стал настоящим праздником. Лолита устроила импровизированный концерт, ответила на вопросы и записки, интересовалась их судьбами и делилась своим жизненным опытом.

Смотри также: На концерте Лолиты зритель встал с инвалидной коляски

"Поначалу мы даже не знали, как вести себя, однако Лолита оказалась совсем простой в общении, открытой и веселой. Мы разговаривали с ней, как с подругой, многих она очень поддержала и помогла советом", – делились впечатлениями женщины.



Певица побывала в отрядах, чтобы посмотреть, в каких условиях содержатся заключенные, затем отправилась в пошивочный цех, где ее сразу же усадили за швейную машинку. Напоследок женщин ждал еще один сюрприз – чай с огромным тортом, который Лолита привезла из Москвы.

К слову, эксцентричная певица Лолита постоянно поражает своих поклонников. Например, недавно она поделилась с прессой рассуждениями о том, какими она видит собственные похороны. Когда-то певица завещала, чтобы ее кремировали, а пепел развеяли. Позже звезда подумала, что неплохо было бы из ее пепла создать два бриллианта -– один мужу, а другой дочери. Но Лолита посчитала, что дочь может потерять этот камушек, а Дмитрию и вовсе не будет приятно постоянно носить рядом покойную жену. Но потом Милявская все же вернулась к первому варианту.

http://ivona.bigmir.net/showbiz/...zhenskoj-kolonii

-----

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало, Два важных правила запомни для начала: Ты лучше голодай, чем что попало есть, И лучше будь один, чем вместе с кем попало. Омар Хаям.
 
 Top
Надюша
Отправлено: 24 Марта, 2012 - 07:30:14
Post Id



Умеющая ждать


Покинул форум
Сообщений всего: 615
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Репутация: 0
Карма 0




Екатерина Ковалева
Мадам строгого режима

Мы за грехи свои в расчете,
Кто отмолил, кто отсидел
Прими меня опять, Россия
Я нынче снова не у дел.
Людмила Ивановна

Жизнь такая непредсказуемая штука, что удивляешься - то, чему вчера верила, сегодня уже фальшь...

Во всяком случае, когда за ней захлопнулась дверь КПЗ (камера предварительного заключения), она знала точно, здесь ей будет хорошо. Не будет забот о дне завтрашнем, да и сегодняшнем. Семьей она обзавестись не успела и никак на свободе все не могла найти себе применения.

Упасть на плечи государству со всеми своими "умею" и "не умею", "хочу" и "не хочу"? Авось на что-нибудь сгожусь! (Ах уж это русское "авось"!). Не впервой!

А умела она многое: и электрик была неплохой, и механик. В любой зоне два вида работ: или шить, или чинить машинки. И шить она умела, но не любила гнать необходимый план. Вот для себя - пожалуйста! Или для подружек - фуфайку перешить, зоновскую робу подогнать по фигурке.

Главное зоновское правило помнила: нельзя говорить, что умеешь, а тем более показывать администрации свое умение. Оценить - оценят, но на шею сядут так прочно, что о выходных забудешь!

В этот раз Людмилу гнали в центр России, в Кумово. И глядя в окно столыпинского вагона, под однообразный стук колес (ку-мо-во, ку-мо-во), она вспомнила, сколько же раз ее уже возили: и в Тюменскую область, и в край Красноярский, и в Потьму. Менялась только бегущая за окном "столыпина" местность, а в лагерях лишь названия и нумерация учреждений. Порой даже не помнила точный адрес очередной колонии. Жизнь прожита просто зря!

Срок взяла немалый - 15, а по нынешним меркам наверняка доживать здесь (ну это еще как придется).

Вид у Людмилы был уверенный, властный. Чего-чего, а себя она умела преподнести. А на зоне в ту пору заболела, причем очень серьезно, приемщица карантина, старая и злобная зэчка.

Глава администрации, "Папа", покачал головой, когда она четко, по-военному отрапортовала - кто, статья, срок. Помолчал, оглядел всех окружающих, а было их там немало: начальники отрядов, спецчасть, врач, психолог, оперчасть.

- А вот как думаешь, с карантином управиться сможешь?

- Это что? Из вновь прибывших за семь дней делать послушных вам роботов?

- Ну, роботов не надо, а послушных надо, - оглядел окружающих. - Как думаете, справится? ("Интересно, и кто б ему посмел перечить", - подумала Людмила.)

И не дождавшись ответов:

- Ну что, дерзай, властвуй тут, а зарвешься, разгуляешься, так мы тебя мигом на фабрику пристроим.

- Поняла. Мне два раза повторять не надо!

Людмила (теперь Людмила Ивановна) сразу усекла ситуацию: лучше отмолчаться, надо выиграть время. А на фабрику я всегда успею.

На том и порешили. Дали толстый журнал - всех переписать.

Не думала Людмила Ивановна, что есть в ней воспитательская жилка. Ей хотелось уделить каждой вновь прибывшей чуточку тепла (правда, если она состоятельная, то есть - порядком затарена). А с теми, кто был борзым и бедным, сразу становилась она посуровей. Не прошло и месяца, как о ней на зоне заговорили как о строгой и требовательной, а самой главное - неподкупной (что было очень сомнительно). Гоняла всех на хозработы, для нее "блатных" и "шерстяных" не существовало. Иной раз и тем, кто с больнички ехал, доставалось, несмотря не справки.

Особой дружбы она ни с кем не водила, разве что - от нужды. Например, Боря-плотник (Борисова) нужен: позовет - придет плотник, полная, колхозная дородная деваха с мужицкими повадками, тут прибьет, там приколотит. Людмила Ивановна ее чифом с конфетами напоит, цивильными сигаретами угостит. Поговорят о сплетнях зоновских и расстанутся.

Так бы и текла ее арестантская жизнь: весной грядки с карантином копать, летом полоть, осенью урожай убирать, зимой снег разгребать. Все шло чин-чинарем. Иной раз девки сюда, на строгач, с гонором приезжали. Таких укрощала, да еще операм помогала - информацию подкидывала (ведь девки разговаривали обо всем), чем наживала себе врагов на зоне.

А тут девку борзую с этапом пригнали. Да и со сроком немалым. Она во время первого приемного шмона (особо выделиться хотела, минутный лидер): мне все до фени, глубоко фиолетово, и зона ваша дерьмовая. Но, конечно, дежурнячки разгуляться не дадут: через дубинал прогнали, да еще на 15 суток оформили с переводом в СУС.

К вечеру Людмила Ивановна, как всегда, кверху задницей в грядках торчит, как раз под окнами ШИЗО петрушку перебирает, а тут голос:

- Эй, землячка, поговорить надо.

Людмила Ивановна не любила базары разводить с ШИЗО, знала - у них одна песня: "дай покурить, дай чаю". Но взгляд от грядки оторвала, подняла на зарешеченное окно и увидела дикого, взъерошенного волчонка: безумные глаза, да еще на лбу - туту. "Глупа, видать, совсем, морду себе подпортила, а ведь молода еще, лет 25", - подумала Людмила.

- Ну что тебе? Только усеки, я здесь дневальная и подогревать тебя ничем не собираюсь, так что особо не растаскивайся.

- О том, какая ты сука, я еще в Воронеже наслышана, да и не хочу я ничего, но ты хоть имя скажи, а то мне тут муторно что-то.

- Не нарывалась бы на дюли, не сидела бы сейчас. Я тебя туда не сажала! А зовут Людмила, еще Ивановна, а между собой всяко зовут.

- И это знаю, "Чикатилиха" - это тоже ты. А что, ты вредная такая или жестокая?

- Всякая. Церемониться с вами не собираюсь.

- А ты по УДО, наверное, собираешься, что так под ментами прогиблась?

- Чего мне гнуться? Больше червонца осталось, дожить бы!

- А я 20 привезла.

- Здесь есть срока побольше. А сколько ж тебе самой будет?

- Мне 26 лет, а зовут Ольга.

- Ну, Ольга, сама знаешь, нельзя мне с вами разговаривать.

- Иди, я еще на твой огород посмотрю, какая-никакая воля. Всю зиму в камере.

И долго еще две ладошки сжимали прутья.

Людмила разводила своих новичков по спальным местам.

- Так, ты ложись надо мной.

- А я не хочу.

- А мне твое не хочу, как зайцу стоп-сигнал! По оперативным соображениям!

- Это ты, что ли, опер?

- Еще вопросы будут - рядом с туалетом ляжешь. А ты подальше от этой, как там тебя? Узнаю, что в ночи шуршите, - сдам обеих, и профучет обеспечу. Через год только снимете!

- О твоем "сдам" мы еще на этапах наслышаны, - отозвался кто-то из толпы.

Людмила сделала вид, что не слышит, сегодня почему-то ей не хотелось цепляться ни с кем, она себя еще им за семь дней преподнесет...

Так было всегда, со всеми новыми этапами, но не давал в ту ночь спать Людмиле взгляд этого волчонка.
А вот и мы!

Какое-то Кумово в центре России - мне это ни о чем не говорило. Суд определил строгач, и в камере, приходя в себя, я начала вспоминать и выяснять.

- Слышь, Надь, - к соседке, которая спала надо мной и вечно молчала (читала или вязала на стержнях), - ты, говорят, в этом Ахово сидела?

- Ага, - промычала она. - И снова пойду.

- А что тебя туда тянет, ты же знаешь, возвращенцев нигде не любят!

- Там Папа, - она сказала это с такой радостью, а ведь из нее надо каждое слово вытягивать с трудом.

- Кум твой, что ли?

- При чем тут кум? Хозяин зоны там. Папа. - Она села, отложила вязание и понеслась в свои воспоминания.

Надьку надо слушать не перебивая, иначе скажет: "Да ну вас, дураков, не верите" - и опять надолго уйдет в свое вязание.

И все-таки нет-нет, да я перебивала ее так ехидненько:

- И что, фильки у вас там никто не пьет?

- Какие фильки?

- Ну, нифеля от чифа остаются, бомжары, горничные их переваривают и пьют.

- Сама ты бомжара, зачем их переваривать, если чиф есть у всех. Там у всех все есть!

- Странная какая-то зона. Может, ты врешь, Надь?

- А чего мне врать! Всем выдают пайки - курить, чай, конфеты, пасту, мыло. Всем!

- Да объясни, как это всем? А кто у вас там бычки сосет, собирает их кто?

- Да ты и будешь.

Вот тут я не выдерживаю и подрываюсь со шконаря.

- Ну, ты, я тебе сейчас жбан-то снесу! Ты что, во мне бычкососку увидела?

Ирка влезает между нами.

- Надька, что ты этим хотела сказать, объясни?

- Дураки. Да они там везде, бычки эти, валяются, на хозработы по графику отряды ходят и их в мусорку собирают.

Тут уже разом загалдели все.

- Да иди ты врать. В городах зарплату по полгода не дают, в армии дистрофия, а у них в зоне коммунизм.

- Да Папа знаете какой - он добрый. "Облака" надо слушать, они туда часто приезжают. А вы - только музыку. Там, помимо пайков, еще чек пробиваешь и идешь в ларек, а там чего только нет - и кофе, и консервы разные, и яйца привозят. А еще там зелень - кругом цветы, а весной алыча зацветает, так пахнет... Щи со свежей капустой целый год, картошка - и жареная, и пюре.

Есть мы хотели все. На этой пересылочной тюрьме мы ели гнилую картошку с вонючей капустой и кусочками сои. Есть хотелось постоянно.

- Я знала, что вы дураки, все равно мне не поверите. Да ну вас, - и, повернувшись к стене, засопела.

Для малоразговорчивой Надьки это много! Фантазерка - решили все!

Мы с Иркой знали непонаслышке, что такое голодная зона, когда девки скидывают с себя все с трудом в зону протащенное - спортбрюки, рубашки, станки, все за хлеб и куреху. А сколько в зависимость попали, ожидая дачки или посылки и беря в долг. Я видела, как роется в помоечных бочках с виду приличная женщина. И разве я не бежала по первому вызову в столовую на работу слесарем? Первое, что шло на ум, - утолить этот голод. А обмороки обессиленных на плацу... Все было, несмотря на присутствие Москвы в 30 км от той зоны на Можайке.

Слухи слухами, но едут колеса "столыпина", стучат в направлении Орловского централа...

Орловская тюрьма удивила цветочками около прогулочных двориков - клумбочки, все окультурено, не зря говорят, что здесь сидел Дзержин-ский. И запах дешевой рыбы, вечно сопутствующий всем тюрьмам. Кормили на убой этой же рыбой. Терпимо. Отсюда два пути - или тубанар, или Ахово. Для нас исключения нет, однозначно - Ахово. Туда и везут.

Стоп машина. Выпрыгиваем и начинаем ржать, так как встречают нас большие белые гуси, величиной с хороший трактор, вылепленные явно местным зодчим. Проходим в карантин вдоль решетчатых заборов, где отгоняемые дежурными зэчки встречают каждый этап, выглядывая знакомых.

Уточняю у одной из возвращенцев, как будет осуществляться прием. Объясняет, я уточняю подробности - для меня это очень важно, я везу запрет. Всякий раз что-то везешь в иной зоне дозволенное, а на другой - табу. И этот раз не исключение.

Ох уж эти государства в государстве со своими законами, традициями, таможнями, шмонами - отштампованными годами методами работы с контингентом, так теперь все чаще называют зэков, то есть нас!

Ну, с мульками ясно, их - в письмо, но я ведь картежник великий. Возомнила себя гадалкой офигительной, что часто меня выручало, а по-простому - кормило на тюрьмах и этапах. Какая женщина не хочет узнать, что ее ждет? А потому в ход идет все: домино, семечки, камушки. А у меня карты, это от бабки. И везу я совсем новую колоду гадальных карт и перстень-печатку, за что и вовсе запрут в ШИЗО.

Принимают нас в ШИЗО-карантине. Для июня месяца, да еще жаркого лета, в подвале довольно прохладно. Шмон. Вот и до меня очередь доходит. Одна из самых унизительных процедур.

- Раздевайся, что стесняешься, ведь не впервые, присядь пять раз, открой рот, да шире, что, зубы болят?

Мне помогает дежурная, которая без конца куда-то отходит: то ШИЗО кормить, то звонить, и я порядком замерзла, стоя голышом на цементе, но, я думаю, для них это норма: кто мы для них, так - очередное пособие по безработице.

Приходится терпеть еще одну унизительную процедуру - это переодевание в лагерную маскарадную одежду. А иначе как назовешь это платье 64 размера ну очень веселой расцветочки. Ох, моя бы бабушка радовалась, увидев меня в такой обновке (жаль не дожила), а то все: "Сними портки!" - это она про джинсы. И такого же цвета косыночка. Как все это подогнать под свой 46-й? Сейчас бы половину отрезать, а так приходится кушачком подвязывать. Люди никогда не были ангелами, а здесь в этой чудной одежде - это так явно выражено! Стая пугал!

И вот стоим одинаковые, казенные люди, но каждая со своей судьбой и, главное, своим сроком. По одному вызывают в комнату на распределение, я не тороплюсь, мое от меня не уйдет. В душе, конечно, страх, комплексы прут, терпеть не могу встреч с врачами и начальниками. Порой даже заикаюсь.

Вот главе стола сам "хозяин" - внешне очень привлекательный и добродушный мужчина с погонами полковника. Но - властный, явно из тех, у кого есть два мнения - "я прав" и "я прав всегда". Называю фамилию, срок, - перелистывает дело и постукивает пальцами по столу. Все молчат.

- У, попытка убийства. Да что ж ты так, по горлу ножиком? На фабрику ее, на фабрику! - Причем категорично. Опять листает дело, тишина. Ну, явный диктатор, замечаю, что его никто не прерывает. - Да-да, профессия есть хорошая, слесарь-сантехник, вот где работала... - Ну, думаю, началось. - И что не работалось? - Это сам с собой. - Водочка, наверное? - Это ко мне, я молчу. - На фабрику ее! - Как приговор. - Иди!

И вот по этим повторяющимся фразам понимаю - явно Лев по гороскопу. Я успеваю разглядеть лица в военной форме, поражает присутствие мужчин (и это в женской зоне!), причем все лица добродушные и приятные, а женщины красивые. Да, штаты! Не слышу злых фраз и нравоучений - срок ведь не первый.

Ох, если бы вы знали, полковник, как я хочу на эту фабрику, кому, как не мне, знать, что такое прокладка холодной воды зимой и горячие прорванные трубы отопления в мороз. Когда лета ждешь чтобы не отдохнуть, а сделать больше аварийных работ для зимы, чтоб зимой не перекрыло работой. И что такое в зоне слесарь: от канализации до замков - все твое. Не-на-до! А фабрика - это все! Это тепло, батареи. Бараков сейчас нет, отопление везде. Хочу на фабрику к фабричным девкам, в этот срок я точно шить научусь.

Но меня интересует другое - карты и перстень. Я все же умудрилась протащить их, причем влегкую.

Знакомились с дневальной, она какая-то уж чересчур нахрапистая, возможно, с крытки. Только там такие беспредельные. Шуткой выпиливаю:

- А как здесь с картишками? Гадать? Играть?

Вдруг вижу ее заинтересованный взгляд ко мне.

- А ты что, привезла, протащила? - допытывается.

- А что ты так выспрашиваешь, уж не собираешься ли на мне заработать?

- Я не бедствую, но тебе пока по-дружески советую, избавься. Отдай мне, а я уж определю.

- Да откуда они у меня...

Пошла с Иркой в закуток, где белье вешали, и без сожаления закопала колоду. Ну что ж, будем играть по их правилам. А печатка - ну, со временем и от нее, думаю, избавлюсь.

А зона с виду и впрямь как рай - красиво, везде цветы (в других зонах их съедают с голодухи или запаривают вместо чая). Грядки - лук, морковь, зелень, а мы с апреля из окошек только небо видели. Дорвались!

Решили с Иркой держаться вместе - черт знает этот строгач. К тому же эта сука-дневальная сказала, что многие спрашивают, когда же я приеду. Косяков за мной не водилось, в долг я принципиально не беру. Врагов у меня не водилось. Значит, есть знакомые. Может, кто из подружек.

А эта сука в зону (даже под видом - "сходить за обедом"Подмигивание не пускает. Ирка при случае мне сказала:

- Не связывайся с ней, мразь она, потерпи!

Ну, вот завтра пройдут эти карантинные семь дней, и я, как песочные часы, перевернусь, сливаясь песчинкой, одной из этих полутора тысяч.

Что ждет меня в этой зоне? Как пройдет срок? Как прожить? Серой мышкой, никуда не встревая и не высовываясь, или бунтовать и бузить, как прежде? Поживем - увидим!
"Мадам" - майор строгого режима

Судьбу зэка на определенный день решает дежурная смена. А именно - дежурный по колонии, ДПНК.

На день сегодняшний - единственная женщина на этом посту, майор Синцова - "мадам". Она, как диспетчер на пульте, держит руку на пульсе всей колонии. Знать все обо всех ей помогают, увы, частенько, и сами зэчки, иногда с добрыми, а чаще - со злыми намерениями. Бабье!

Она неплохой психолог с опытом работы как с контингентом, так и с сотрудниками, и тонко чувствует любой фальшивый наигрыш. Умеет выслушать стукачей, поощрить (может быть, в душе презирая их за малодушие), наказать виновных. И при этом быть уважаемой как зэками, там и сотрудниками. А некоторые дежурные так прямо и хотят быть такими, как она. И внешне она очень обаятельная и привлекательная женщина.

Дежурная часть. Звонок.

- Дежурная по колонии майор Синцова, на 20 июня в колонии 1700 человек, в ШИЗО - 5, отпуск с выездом - 1 человек. Да! Да! Недостатки устраним! Да! Спасибо!

Откладывает трубку, входят две дежурные.

- Ну, что там у нас?

- Да вот в 16-м отряде опять драка.

- Кто на этот раз?

- Да эти две подружки - Коровина и Егорова.

Майор хлопает по столу:

- Как они мне надоели, что там начальница с ними возится - разбить их по разным отрядам, пока не поубивали друг друга! Так ведь нет, одна в самодеятельности, другая - художник хренов. Жертв, надеюсь, нет, побои снимать не поведем? Кто на этот раз инициатор драки?

- Да Коровина. Опять сцену ревности закатила.

Майор подходит к микрофону, крутит его, причем все в зоне знают - ох, не любит она громкую связь. Радио громко орет на всю зону:

- Осужденная Коровина, 16-й отряд, срочно в дежурную часть. Срочно.

И где-то в отряде бегом собирается Коровина, ибо "мадам" ждать ох как не любит. Дежурная делает доклад:

- А в 4-м отряде целиком стекло в туалете вместе с рамой вылетело. Утверждают, что само выпало.

- Лариса, а у тебя дома стекла с рамой не выпадают? - спрашивает майор. - Я ей сейчас, мать ее за ногу, вспомню, как окна сами вылетают. Есть у меня там свой источник, должок за ней. - Берет телефонную трубку. - Соедините меня с 4-м отрядом. Николаеву срочно в дежурную часть.

Стук в дверь. Дежурные уходят. В дверь заходит девица лет тридцати, поправляет косынку, обязательный атрибут формы, одергивает юбку.

- Так-так, Коровина, а ты случаем не помнишь, как три месяца назад соплями здесь разбрызгивала? А? Не слышу! Или напомнить, как ты мойку подружке положила, решив, что она у тебя подгуливает? Или еще тебе напомнить, как вот ты у меня здесь (стучит по столу) письмо из дома читала и плакала, а? Все дома пьют, ехать никуда, вся надежда - на Егорову, что она тебя любит, и дурь твою терпит, и человека из тебя сделает. А может, ее позовем да расскажем вместе о твоих зехерах? А? Что молчишь? Она девка красивая, видная, ей семью надо на воле создавать, детей рожать, а не дурь твою выколачивать. Подумай сама - ведь у нее есть выбор, и всегда будет в отличие от тебя. Кто ты ей? Никто! Семья, мать вашу. Вот я тебе сейчас суток пятнадцать отдыха выпишу в ШИЗО. Пусть девка от тебя отдохнет.

Коровина начинает всхлипывать.

- Ну сорвалась я, последний раз, детьми клянусь, мамой.

- Что ты стала, как цыганка - детьми, мамой? А ты когда их последний раз видела, ты им хоть пишешь?

В дверь стучат. Майор: "Подождите". Коровина вытирает слезы, улыбается.

- Да, Нина Анатольевна, вот позавчера фото прислали, хотите - принесу покажу.

- Ты мне это брось! Не в пионерлагере, а я - не няня. Учти: не потерплю мордобоя, ни в какой форме. Ты женщина или кто?

- Женщина.

- Ну так вот, женщина, осужденная Коровина, пойдите сейчас и напишите объяснительную, а мы потом решим с вашим начальником отряда. Но, боюсь, вам придется расстаться. Чего топчешься, иди!

- Ой, спасибо!

- За что?

- Что не в ШИЗО!

- Будешь так себя вести, обещаю, сама отведу. Кто там? А, Николаева... (Лет сорока бабенка, битая, видать, то ли жизнью, то ли жизненными попутчиками. Та еще!) Иди, иди сюда, присаживайся, красавица (майор сама радуется), рассказывай. Отряд как тебя принял в качестве дневальной? Не обижают, не отнимают, не принуждают, а может, платят, чтоб на стреме стояла?

Бабенка в растерянности - столько вопросов!

- Да все нормально, я от них ни от одной не завишу, взяток не беру, дежурят по отряду все сами.

- И бригадир даже? Да она у вас тряпку в руках лет пять не держала.

- Ой, да что вы, Нина Анатольевна - наклоняется к ней поближе, - у нас ведь на днях фраер новый приехал, ей сейчас не до кого, обхаживает.

- Да разве она у вас одна?

- Конечно, нет, но ее Люська - в 6-м отряде. Думает, что не узнает.

Смеется майор:

- А ты помоги, чтобы узнала! Да что ж это ты не усмотрела, кто стекло разбил? Не бойся... Или провалы в памяти? Ну, а если попрошу написать, напишешь? Хорошо, вот тебе лист бумаги, ручка, но не здесь - иди в цензорскую, как будто письмо пишешь.

Заходят опять две дежурные.

- Лариса, Елена, давайте-ка прижмем их маленько, этот 4-й.

- А что имеем?

- Туда торговки, говорят, зачастили, девки там не бедные. Все, что не по форме, изъять, разгулялись девки в отряде.

Умна майор, знает: чтобы обидеть женщину в зоне, нужно совсем немного. Нужно просто сократить ее гардеробчик. Все просто. Начнут ходить, просить вернуть, заодно расскажут, кто чего купил и почему у одних изъяли, а у других нет. А заодно и положение дел в отряде выяснится.
Людмила и Ольга

На карантине день шел своим чередом. Людмила утром закрутилась, кого на какую работу поставить: кого - полоть, кого - мести, самых борзых - мусор выносить на помойку. Часам к двум пришел заместитель начальника колонии Василий Иванович. Человек в зоне очень уважаемый, строгий, но правильный.

Уселся удобно в кресле и начал издалека.

- Вот что, Ивановна, знаешь, что за подарок у нас здесь сейчас? - И показал рукой в сторону дверей ШИЗО. - Я тебя очень прошу, никакого с ней общения. Будут просьбы - сразу ко мне! А они будут! Она на особом контроле! Повторяю, никаких просьб ее не выполнять.

Людмила побаивалась этого красивого усача. Уж очень он стукачей не любил. Он был из кадровых военных - по словам зэчек, прошел и Афган, и Чечню. Бабы Крым и Рим прошли, а любили его за справедливость и разумность решений и частенько ходили к нему.

"Во, падлы, - застучало в голове у Людмилы, - уже успели настучать, с-суки".

- Я тебе говорю не о том, что сигналы поступили, - прервал ее размышления Василий Иванович, - а о том, что она конфликтная по отношению к администрации. А нам это - ни к чему. Но, сама понимаешь, искать контакты она будет, и мы должны знать о каждом ее шаге. А тебе мы доверяем, не думаю, что ты подведешь.

О том, что он ее недолюбливает из-за частого стукачества операм, Людмила, конечно, знала.

- Да я попробую, Василий Иванович, - робко начала она и осеклась. - А вы знаете, она ведь вчера ко мне подъезды делала.

- Ну, давай, - настойчиво сказал он, - узнавай потихоньку, чем дышит, если можешь, и под шкуру лезь, мы должны знать о ней все, ее планы, даже ее прошлое, понимаешь. Старайся! А с нашей стороны - сама знаешь, поможем.

И хоть была по последнему своему сроку Людмила "оторви да брось", и с администрацией конфликтовала, и драки, и ШИЗО, и ПКТ прошла, и участницей розового движения была (хотя на всех зонах это по разному зовется, по старинке просто "пидерасия", а молодежь ввела нововведения - "игра в палочки "твикс"Подмигивание, но в этот срок Людмила подошла ко всему иначе и в Ахове сказала "нет" всему, кроме активной работы и содействия администрации, а именно операм.

Жить только для себя. Одним словом, делать хлеб свой за счет окружающих. Стервь, так сказать.

Ольга тоже в эти дни усердно теребила свои мозги. Зона новая, встретили уж очень неласково, если не сказать плохо. Жить, а главное - выживать - надо. А как велико желание - красиво жить, естественно, за счет других, а по зэковским понятиям - чтоб тебя обстирывали и обглаживали, любили и лелеяли... Всякая ахинея лезла ей в голову, и в мечтах своих она углублялась все дальше и романтичнее.

Молодость, ну чего тут скажешь!

Когда я сидела в ШИЗО, я мечтала о куске черного хлеба с солью, горячем душе и почему-то о туалетной бумаге, но каждому - свое.

Но совесть - качество врожденное, а таковой у Ольги не водилось.

Здесь надо было начинать с первого кирпича, значит, подготовить почву основательно. А для начала не завести ли легкий роман с дневальной карантина? Давить на жалость бабью. Жить надо, а она, видать, хоть сука и прожженная, но одинокая. Может, клюнет.

Утром, убираясь в ШИЗО, что тоже входило в обязанности дневальной карантина, получила Людмила рулон скомканной бумажки (муля), спрятала, пришла к себе и прочитала: "Поймите правильно, Людмила, я прошу всего маленькую толику внимания. Просто изредка постойте у меня под окном, я ведь впервые в одиночке. Давит! Плохо мне!" Вот, подумала, не было заботы... да на кой ляд, одни неприятности. Посоветуюсь-ка с Василием Иванычем.

- Ну что, Ивановна, пусть все будет у нас под контролем, без утайки. Ты сама знаешь - в одиночке всякое может случиться. Психически она очень неустойчива. Поглядывай, если меня не будет, связывайся напрямую с Владим-петровичем, но я и так знаю, что ты с ним сотрудничаешь. Не загружай ее и ничем не провоцируй. Осторожничай, да я и сам к ней зайду побеседую.

И, видно, зашел, через пару дней. Волчонок говорила о Василии Иваныче как об отце родном. К тому времени Людмила знала, что ее воспитывал отчим. Не видела она отцовской ласки, жила вечно на одних пинках. Да и что она вообще видела за свои 26 лет? Озлобилась от вечно пьяных родственников и их вечной перебранки, частенько переходящей в драку. В 26 лет - третья судимость, а теперь еще строгач, впереди 20 лет.

"Да, - думала Людмила, - девку вытаскивать надо на зону, там с фабричными она быстрее отойдет. Но уж очень она дикая, и при разговоре в глаза не смотрит, отводит".

Узнала, что читать она любит, чем живет. Узнавая подробности из ее жизни, она никогда не касалась темы совершенного преступления. Да, женщины всегда все приукрашают...

Вдруг Ольга начала писать любовный роман, на манер американских. Людмила взяла почитать, - полнейший бред. Ковбои, ранчо, очередная "лав стори". Но при случае похвалила: "Вот выйдешь скорее в зону, там в клубе собираются поэты и писатели".

Всякое зоновское благополучие - вещь зыбкая и временная. Людмила любила побаловать Ольгу чем-нибудь сладким из очередных баулов. Карантин всегда шел регулярно, через каждые семь дней новые люди, а подруга в запросах становилась все требовательнее, ей хотелось то новую обновку, то сладкого, или сигарет с фильтром. А для этого через каждые семь дней Людмиле приходилось искать новую дойную корову.

Подходя к закутку, где вешали белье, Людмила услышала:

- Ты глубоко не закапывай, вдруг подвернется случай на больничку рвануть. И не цепляйся ты, не связывайся ты с этой дневальной. Мразотная она! Понимаешь? Мразь! Ты же слышала, все время орет: "Если хотите здесь жить хорошо, пишите явки с повинной!"

- Собака лает, ветер носит. Я б ее еще боялась! Не впервой, прорвемся! А перстень спрячу.

Людмила частенько слышала о себе нелестные отзывы, но чтобы так откровенно! "Ну, с-суки, вы у меня уйдете в зону под музыку оперную. Я вам устрою, чтоб вам жизнь здесь раем не казалась, вы меня не раз вспомните. Интересно, а чего это они закапывали, и что за перстень..." По голосам она хорошо их узнала.
Золотая лихорадка

Пошла вторая неделя небывалой жары, а я все не могу адаптироваться, все никак не могу привыкнуть к локалкам. Когда иду по центральной аллее, есть ощущение, что идешь мимо вольеров с дикими животными. Зоопарк со строгим режимом. Замки, а тут еще в эту локалку войти надо, при этом что-то придумать для дежурной на 5-м посту. Его в любом случае не миновать. Вот и в этот раз изворачиваюсь.

- Гражданка дежурная, разрешите пройти в первую локалку.

- Зачем?

- Рубашку отдать, в сушилке рядом висела, она забыла - вот отдать несу.

- Ну неси, но не долго.

Захожу на третий этаж, здесь моя очень хорошая землячка работает дневальной.

Присаживаемся в курилке на низкие лавочки, отсюда прекрасный вид на весь лагерь. Лето в разгаре, играют тутуированные девки в волейбол. Кстати, я заметила: на всех зонах весна и лето - время для того, чтобы щегольнуть летним гардеробчиком, но самое главное - это, конечно, туту. Впрочем, как и в бане. Хотя большинство из них - такое фуфло.

Рассматривают меня в отряде - с некоторыми здороваюсь. Убеждаюсь, земля круглая, "гора с горою...", а незаконопослушные всегда найдут место для встреч.

Некоторые спрашивают "сколько привезла?". Отвечаю. Моя знакомая их одергивает.

- Дайте с человеком поговорить, сто лет не виделись.

Заходит какая-то заспанная деваха и обращается к моей знакомой:

- Тань, а чья сегодня смена?

И тут ее, такую ранее спокойную, прямо прорывает.

- А что, ты до сих пор выдрыхнуться не можешь! Чья, чья - Синцовой!

- Ну, кикоз, опять все локалки позакрывали.

- Да нет, вот ко мне как-то Катька проскочила.

- Новенькая, еще верят, пару раз вычислят, что врет, и все - лафа кончится.

- А куда тебе, Надь, особо бегать? В баню вас хрен выгонишь - здесь свинячить от рукомойников не отходите! Шмон был? Был! Рапорта есть? Есть! А теперь башки раскиньте: чьи спицы в горшке с цветами?

Чей-то голос: "Да Мамаевой!"

Таньку несет все дальше.

- Хайло свое закрой, а не ты ли два дня назад ими щелкала, вязала, а Мамаева уже две недели где-нибудь под пиратским флагом бомжует. Что-нибудь не так? Черти, весь хлам в отряд тащите. Одни рапорта. Вот ты, Синица, что у тебя за резинку фабричную изъяли и флакон из-под духов? Что? А, подложили тебе! А мои трусы, что на той неделе пропали, тебе не подложили? А тебе, Антонова, скажи, кто лак подложил? Может, сама? Вот завтра придет Мама (начальник отряда), что молчите? Вот ты, бригадир, думай. А то завтра будет вам и телевизор, и магнитофон, и отоварка. Сидите и целый день все трете - амнистия да пидорастия. Все по мамочкам домой собираетесь. А с какого года ребенок - вспомнить не можете. Ну, не знаю, что завтра начальнику говорить.

- Это ты да не знаешь?

- За себя я всегда отвечу, а вот вы сейчас все вчетвером - грабельки, ведро в руки и на территорию - убирать, поливать. Авось Синцовой на глаза попадетесь, прощенья выпросите... - И уже ко мне: - Пойдем, Катюха, на здание, чай нам сварили. Разве они поговорить дадут?

Мы располагаемся за домом, возле клумбочек, хочется говорить о многом. Дома наши напротив, дети вместе играли, а встречаемся вот где. А хотя чего странного? У меня здесь даже одноклассница. Со школы не видела.

- Да, Танюха, круто ты с ними.

- А с ними по-другому нельзя, иначе какая я дневальная? Вот посидишь с мое в этой зоне и поймешь. Зона для большинства из них - отдушина, чтобы сил набраться, и ведь почти каждая из них так и не найдет себе достойного применения. Скоты! Я бы половину отсюда вообще не отпускала. Жиреют они здесь, как собаки на помойке у нового русского.

- А ты изменилась, Тань!

- Устала я просто в этой зоне, трудно...

Она начинает подбирать слова.

- Понимаешь, дело не в том, что зона строгого режима. Дело в них, в ментах. Ты же видишь, здесь много наших по тому сроку, они-то ведь не изменились. Другой вопрос, почему мы опять здесь?

- Мне трудно тебя понять, Тань, я так трудно адаптируюсь, к тому же появились проблемы.

- Какого плана? И как ты вообще в отряде? У вас начальница молодая.

- Хоть молодая, но строгая и требовательная, к тому же она мне сказала, что я у них ненадолго, меня заберут на точку. Отряд нравится, нет кучкований, сплетен, разборок. Дружный. Дело не в отряде. Опера стали таскать. Херня какая-то получается. Требуют явки с повинной. В чем? Я и дел-то своих половину не помню, полгода в полупьяном состоянии. Они утверждают, что я должна сдать золотишко, что в зону протащила. Шмонают без конца.

- Что за опер?

- Да, мордастый такой, здоровый!

- Поняла, кто! Знаешь что, хочешь, я тебя сведу с Синцовой, поговоришь с ней.

- С кем? Ты что, да я при ее виде в любую локалку заскакиваю, она тут с меня хотела штаны спортивные снять.

- Если бы хотела - сняла бы!

- Так ведь снимать заставила на аллее, а у меня от страха волосы на ногах дыбом встали. Она посмотрела и говорит: "Да, они тебе нужнее, иди в локалку". И штаны отдает.

- Знаешь, Кать, что я тебе скажу, тут много неправды, что она злая. Она прин-ци-пи-альная! Вот сама пораскинь. Порой многие из нас только в колониях чему-нибудь научились. Да хотя бы шить - это уже много. В колонии за 30 лет, поверишь, ни одной - ни одной! - попытки к бегству. Не бегут не потому, что некуда, а потому, что здесь хорошо. А помнишь, как на Можайке - что ни месяц, то попытка! Я почему знаю - как дневальная списки пишу, а у многих - БОМЖ. А здесь работы на много лет хватит, и жрачки, и пайки, и счета у многих - дай Бог!

- Танюха, ты что такая злая?

- Да я давно уже отвыкла давать волю своим эмоциям и амбициям. А иной раз так хочется в репу съехать. Но домой охота больше, а уйти по УДО здесь реально. Вот и держусь. Вот потому и дневалю. Как-никак, но начальнице помогаю. Она у нас хорошая! Ну, давай я тебя отведу в дежурку к Синцовой. Расскажешь ей о своих проблемах.

- Нет, ты же знаешь, у меня принцип - "в ментах друзей не ищут".

- Дурные у тебя принципы, и ты еще убедишься - здесь врагов среди ментов нет, в отличие от подружек наших.
Свидание с "мадам"

Вскоре меня перевели на работу на точку слесаря-сантехника, и некогда мне было отвлекаться - стоило только присесть где, чаю попить, а тут громкая связь, и я подрываюсь и бегу на очередной вызов. Хозяйство немалое, только успевай крутись: то кран сорвут, то отопление прорвет. При виде моего вечно мокрого, грязного, бомжацкого облика начальница отдела безопасности заводила обычную песню: "Почему не по форме, где юбка, возвращайся". Причем, ей было глубоко наплевать на аварию. Только форма. Все можно было решить просто, но спецовки в этом пионерлагере с уголовным уклоном просто не предусмотрены. Интересно, где она видела слесаря-сантехника в юбке и платке? Правда, некоторые утверждают, что она была добрым и прекрасным начальником отряда. Я сомневалась. А может, это она ко мне так предвзято относится? Но с дебатами я не лезла.

Спорить нельзя, иначе - еще рапорт, а у меня их накопилось, как у собаки блох. К тому же начальник отряда заставляет за них отрабатывать на сцене. Странная, я вам скажу, политика. Собрать всех нарушителей на "Танец цветов" или "Букет рапортов". Надели мы какие-то немыслимые шляпки - я была гладиолусом - и на сцену. Если учесть, что с танцами у меня никак, то зрителям весело. Интересно! И к культуре приобщаемся, и нарушения снимаем.

Ну это - "в каждой избушке свои погремушки". Очередной рапорт я посчитала явно незаслуженным и, плюнув на все свои поганые принципы, пошла в дежурную часть. Да еще в смену Синцовой.

- Нина Анатольевна, здравствуйте. Я вот... (начала я заикаться). Я пришла сказать, что меня не устраивает формулировочка, что в рапорте написана, а именно "с целью хранения в личных целях" я несла нож. Но ведь это не так. Час ночи, я с аварии несу сдавать инструмент и сама вижу - ножа два, мой и мужиков. Они одинаковые. Собирала. Торопилась.

- Хочешь, я тебе объясню правила пользования инструментом, или тебя послать за разъяснениями к Ольге Петровне, - и она указала на дверь "отдела безопасности". - Ты знаешь, чем это для тебя кончится?

- Не надо, мне кажется, я их помню.

- Садись пиши объяснительную, мы решим.

А чего я, собственно, хотела? У нее своя работа, у меня своя.

Я написала, подала.

- Присядь-ка, - сказала Нина Анатольевна. - А что у тебя за ситуация с выносом запрета из карантина?

- И об этом знаете?

- А для чего, ты думаешь, я здесь сижу?

А что я, собственно, теряю, если все ей расскажу?

- Понимаете, был у меня друг, но он погиб, и все, что от него у меня осталось на память, это перстень-печатка. И я ее умудрилась протащить в зону. Боялась, что на личных вещах потеряют.

- Я бы хотела ее видеть.

В целях безопасности я всегда носила ее с собой в носовом платке. Я достала и подала ей. Она недолго его крутила.

- Знаешь, что я тебе скажу: вижу, что вещь недорогая, я в смысле цены, но если тебе очень дорога - носи, но лучше убери. Обещаю, изъять у тебя ее - не изымут, а вот неприятностей нажить можешь. Но я не думаю, что ты продавать его надумаешь. А вот на работе тебе явно с ним неудобно, не за столом сидишь. Ненароком зацепится за что, травматизм нам ни к чему. Ну что, согласна? А хочешь, я на личные вещи положу?

- Да нет, я уж лучше сама приберу.

- Ну, что еще призадумалась?

- Да просто об этой вещи два человека знали, я и моя подруга с 5-го отряда, Ирка Кривцова, мне бы не хотелось думать о ней плохо.

- Вот что я тебе скажу, не мучь себя сомнениями. Информация поступила совсем от другого человека.

Я уходила с дежурной части с противоречивыми чувствами. Даже об этом она знала. Остается одно - дневальная карантина.

Людмила была озабочена: Ольга стала все настойчивее и требовательней.

- Найди способ, чтоб я вышла в зону, хотя бы на пару часов. Придумай что-нибудь.

Людмила зазвала однажды к себе плотника, все ту же полную деваху, заказала ей полочку для книг, опять-таки для Ольги (библиотеку собирала), и начала издалека.

- А вот, Боря (Борисова), не знаешь, где мне сеток прикупить, ну, которые на зоне вяжут?

Боря была с крестьянской жилкой и сразу смекнула, что Людмиле они ни к чему, значит, для тех кто сидит в ШИЗО (план перекрыть), а это криминал. А значит, с работы выгонят.

- Знаешь что, Ивановна, мне это ни к чему, я по зоне не ходок, вот обратись к очкарику, слесарю, он дурачок, тебе чего хочешь принесет. Он ентой, как называется, боготворительностью занимается. А я нет, мне из-за их, ваших сеток, работу терять - никак неохота. Сама понимаешь, она калымная, кому полочку, кому табуреточку. Да и к тебе все равно кроме меня и слесаря никто не пройдет.
Продолжение долее...
(с)

-----

 
 Top
Надюша
Отправлено: 24 Марта, 2012 - 07:32:20
Post Id



Умеющая ждать


Покинул форум
Сообщений всего: 615
Дата рег-ции: Авг. 2010  
Репутация: 0
Карма 0




Продолжение...

Людмила Ивановна

Все шло как всегда.

Подъем, развод, проверка, отбой.

Уходила моя землячка, и не то чтобы в никуда. Был дом, семья, но возвращалась уже два раза. Вспомнилось, что недавно на КПП выбили новый лозунг: "Кто не с нами, тот у нас".

Вроде бы пустячок, но неприятно. А вот на воротах Можайской колонии, на въезде - "Добро пожаловать", а на выезде - (двусторонняя вывеска) - "Счастливого пути!"

Так я и шла со своими думами, как груженый "боинг". Шли с напарницей (мне дали помощницу) в рабочих робах на очередной вызов.

Идем, брякаем ключами, а навстречу сама "мадам" Синцова.

- Так, красавицы, куда идем?

- В 14-й отряд, вызов.

- Приведите себя в порядок и идите.

Человек ко всему привыкает, но ко властному и требовательному окрику - трудно.

- Идите, идите, разворачивайтесь.

Мы развернулись и пошли.

- Она на мне нагрета, пойдем, расскажу, - сказала мне напарница. - Помнишь, вчера был вызов в карантин? Так вот, я с дневальной цапнулась там, она на нас, а в частности на меня, бочку катила, орала: "Я тебе устрою!", ну, я в ответ: "Да что ты мне можешь устроить, оперная певица?" А сегодня, видишь, как быстро среагировали.

- Опять этот карантин, да что за бред кобылы!

- Для нас с тобой - да! Они с нами не церемонятся. А ей вера. Знаешь, Ань, я, пожалуй, к ней сегодня схожу поговорю. Не надо с этой жабой отношения обострять. К тому же - должок за ней. Три дня назад она меня просила сеток скупить на зоне, мол, для подруги, план хочет перевыполнить, выйти на зону зубы вставить. Ну, я ей скупаю все сетки, благо во все отряды доступ "с одной лишь поправкой". Я сказала своей знакомой, чтобы несколько было с браком, а вернее, чем больше, тем лучше. Как раз тот случай.

Во время обеда я уже сидела у нее в каптерке и пила чиф с очередными выпрошенными конфетами. Этап был богатый, конфеты были шоколадные.

- Ивановна, а вот скажи, чем тебе моя напарница не нравится?

- Я к ней нормально, а вот она работать не хочет, ей в кайф с тобой ходить в штанах и понты колотить. И вообще, ты меня забросила, все время ее присылаешь. А она бестолковая.

- Это тебе со своей колокольни кажется, что никто не работает, одна ты, да? А чего ты, собственно, делаешь, а? Собираешь информацию о вновь прибывших, а потом думаешь, что решаешь их судьбы, да? - Я совсем ее не боялась - что я теряла... - Вот ты на дню три раза сапоги и куртенки переодеваешь, и все ради того, чтоб в зоне покрасоваться, какая ты богатая. А за чей счет? А у нас резиновые сапоги одни на троих, мы все в них работаем.

Людмила оторопела от моей наглой нахрапистости и прикрыла дверь.

- Ты что орешь, да я против тебя ничего не имею.

"Что могла, ты уже сделала, - подумала я, - вот теперь за напарницу принялась".

- А я, между прочим, в бригаде, ты вот ментов натравила, теперь шмонами задолбят. А у нас вольные, и мне неприятно. Злая ты и нелюдимая. Я тебя понимаю, тебе ничья дружба не нужна, а чего это ты ради Волчонка стараешься? Она ведь выйдет в зону и всем расскажет, как ты тут ради нее старалась, крутилась, девок с этапа раздевала.

- Пусть! Это ее личное дело, мне ее просто жаль. Я ее тут в душе увидела, очень она худенькая. К тому же почки у нее больные. Наверное, в понедельник в зону выведут, под капельницу.

Мы пошли через окошко передавать ей сетки и обговаривать ее выход в зону.

- И я попрошу тебя, не зови ты ее Волчонком, - попросила Людмила.

- А ты от напарницы отстань, я одна тоже не успеваю.

Итак, что я усекла? В душе она ее видела - значит, замок открывает сама, своим ключом; сеточки-то с браком, а значит - на днях что-то будет. Живем по принципу - "поступай с людьми так, как они хотели бы поступить с тобой".
Лишние откровения

Сытая зона - ешь что хочешь, носи что хочешь. Зомбирована только на работу, да вот ее-то как раз здесь навалом. И еще развлечения. Видаки, концерты. Одно из развлечений - СКО (совет коллектива колонии) с присутствием Папы.

Его фразы, реплики, причем, при кажущемся его дремотном состоянии (устает папик), всегда остроумны. Даст прикурить всем, и если передние ряды только прыскают в кулачок, то задние просто покатываются. Умен, остроумен. Но если Папа зол, то в зале тишина, летят бумаги, и можно, просто ответив ему не так, уйти в ШИЗО. Поражает масштаб информации, которой он обладает без помощи бумаг и записей. Помнит всех. Взглянув на тебя, услышав фамилию, иной раз такое выдаст! Думаешь, это ж сколько лет прошло, а он помнит! И долго еще на проверках рассказывают о последнем заседании СКК или комиссии УДО, копируя Папу. Всенародная любовь, вот что это! Но что-то я отошла от темы.

Люблю в зоне тишину, странно, но она здесь только ночью, когда все спят. Смена Синцовой. Ночь. Мороз, и мы с напарницей с аврала в дежурку, чтоб сдать фонарь.

Не до тишины, спать, спать, скоро подъем.

- В столовую их отведем, Лена, - обращается Сама к дежурной.

- А что там случилось?

- Накормить вас!

- Да мы лучше в отряд, спать.

- Никаких в отряд, а впрочем, я вас сама отведу.

И идем мы по этой тишине.

В столовой от тепла и сытости так совсем разомлели, мне кажется, я уже и ложку за ухо завожу. Они сидят рядом, Елена и Нина Анатольевна, им весело, они заставили, а вернее, попросили поваров налить нам наваристых щей - и мясо, мясо. И вот рядом веселятся, говоря о чем-то своем. Нина Анатольевна поворачивается ко мне.

- Катерина, а ты перстень-то носишь?

- Ношу... в кармане.

Им опять весело.

- Кать, ну расскажи, как же ты его пронесла.

Я сытая, добрая, вот так бы упасть под стол и уснуть. Я беру большой кусок хлеба и аккуратно делаю в нем отверстие.

- Все рассчитано на вашу женскую доброту, ведь, правда, женщина нормальная никогда не выкинет кусок хлеба. К тому же я узнала, что у вас нет "Ласточки" (просвечивание на металл). Все дело просто. Я уходила на шмон последней, и у меня была возможность осмотреть эту душевую - ее канализацию, то есть слив, я ведь слесарь-сантехник. В слив я в пакете положила карты и лак. Важно потом зайти мыться первой! А с больнички сказали, что душ единственный. Дело случая! А кольцо в хлебе. Хлеб не выкинули, не отняли, да и в душ я зашла первой.

- Ну, а где же карты?

- Я их в тот же день в карантине закопала, зассала в зону выносить, здесь, говорят, это не катит.

- Правильно, Катя, сидела бы ты сейчас в СУСе.

- А может, все-таки не закопала, скажи честно?

- Да что б мне дети в гроб наклали!

- Ну и клятвы у тебя, - и опять засмеялись. - Смотри, накладут!

- Ой, спасибо, накормили, мы теперь как беременные бумажники, еле из-за стола вылезли. Спать! Спать!

А назавтра мне самой пришлось ставить новый замок в душе.
Каждый за себя

Находясь среди себе подобных, мы порой боимся показать свой страх или свои радости, не зная, как к этому отнесутся соседи, а вернее, соседки. Женщина - она всегда изощреннее.

Вот и давим в себе все, что может вырваться наружу.

Моя "крыша", горькая моя любовь - Верочка. Если кто-то катил на меня бочку (а такое бывало - я далеко не подарок), Верочка ходит к своей "крыше" и отмазывает! В народе говорят: "в беде познаешь друга",

А я бедой пронизана насквозь,
Но никогда спасательного круга,
Мне от друзей ловить не довелось...

Уж слишком я недоверчива! Да и не домашняя: если скажут мне, выбирай - или женщину, или работу, выбор будет, конечно, в пользу работы. Она не предаст, не подставит. Вот так и живем!

В моей жизни есть поступки, которыми я горжусь, других стыжусь. Вторых, наверно, побольше, а в частности это мои подружки. И все потому, что я не всегда искренна с ними. Есть дружба, которая радует, а есть - которая тяготит.

Я люблю, когда женщина выше меня, аж на несколько ступеней - интеллектуально. Чтоб была ярче, импульсивнее, умнее, чтоб, как в соревнованиях, стремиться догнать ее. Стать на ступеньку выше. И поняв, что все равно не догонишь, не обидеться, не озлобиться, а идеализировать.

С мужчинами - наоборот, тут я люблю быть на высоте. Одним словом, я не люблю ничего серого и обыденного. Может, виной тому детдомовское детство.

Чертовы комплексы, как они мне порой мешают. Так вот, о подружках зоновских. Меня любили - я любила! От меня уходили, я уходила - было всякое. Кустотерапия - это не мое, так, где попало, да еще вечно ушами перебирать: а вдруг "внимание" (это когда менты вошли в корпус). Или в каком-нибудь закутке, в полнейшей темноте. Если бы вы знали, девочки, как я боюсь этой темноты, но всегда храбрюсь (во имя чего?). У меня это с детства, я была такая шкодливая, что меня частенько запирали в темный чулан, а когда выводили оттуда, у меня всегда были полные штаны. Так вот, если нет условий, то я их не очень-то и стремилась создать. Меня вполне устраивает - выпили чаю, поговорили и, не напрягая друг друга, разбежались.

Что это я отвлеклась, а ведь меня однажды прихлопнула "крыша" моей подружки. Все просто до банальности. Мы просто поругались, и она своему "куратору" такое обо мне преподнесла, что ему оставалось только вызвать меня и вывалить всю эту грязь мне в лицо.

И вот у меня нервный срыв. Лились непроизвольно слезы, руки тряслись. Лежу в палате для дураков и обдумываю, как бы счеты с жизнью свести. Да, видно, слаба я душой. Слаба, неудобняк в этом признаться, но не хватило сил испортить свою шкурку. Эгоизм какой-то, чужую не жаль, а свою как-то очень. Так вот, лежу я в палате, а напротив какое-то движение. Всех выпроваживают. Какую-то особу селят, что за птица, надо при случае узнать.

Выхожу в коридор, а там дневальная с карантина, вся в слезах, за руки меня хватает и в сторону.

- Помоги, Ольгу вот принесли, сейчас ей капельницу будут ставить, а через три часа уведут. Поговори с ней! Сама знаешь, у нее в зоне никого!

- Ну вот и тебя поприжало, а я думала, что ты железная, плакать не умеешь. Ладно, говори, что надо!

- Понимаешь, у нее много брака на сетках, ну отсюда неприятности, и на почки дало.

- Не думаю, что одно с другим связано.

- Да какая тебе разница, ну не спорь, пожалуйста, поговори с ней. Просто поговори.

- Да какой с меня сейчас говорильник, сама в палате для дураков лежу.

- Просто она только тебя и меня знает.

- Ну, я ее только в окошко видела.

- Я прошу тебя, не ломайся, ей сейчас любая помощь нужна. Она дерганая! А меня не пускают!

На койке лежала очень худенькая девочка-женщина, и если бы я не видела ее лицо раньше, то вряд ли узнала.

- Ну, здравствуй, Оля, что, здорово прихватило? Ну, ничего, здесь в санбате умереть не дадут. Доктор наш быстро на ноги поднимает, у него своя методика.

- Да он со мной уже разговаривал, - говоря это, она все время блуждала глазами по сторонам, ей так не хотелось встречаться со мной глазами, и я ловила себя на мысли, что ей-то как раз этот разговор и не нужен.

- Ивановна очень о тебе печется, вся на слезы изошла, я ее знаю, но чтобы так о ком-то заботиться - это у нее впервые. Ты уже не подводи ее.

- Да ладно, мне только в зону выйти поскорее, и все у меня будет красиво. Все!

- Ну, это как сказать! Откровенно: не строй иллюзий по этому поводу, во-первых, у тебя убийство мента, а администрация не любит, когда их брата обижают. (Хотя в День милиции поздравления не принимают. "Мы - не менты..." Но все же.) Весь срок будешь на профучете, а это - через каждые два часа отмечаться, и, не дай бог, не отметилась, опять ШИЗО. Я-то тебя понимаю, тебе любой ценой надо в зону. А Ивановна лучшая тому подмога. Да! А она, дура, чего рвется? Я бы для тебя и пальцем не пошевелила. Ты ведь при случае спокойно через нее перешагнешь.

- Ну, ты догада, а раз все знаешь - скажи ей, но она тебе не поверит.

- Если честно, мне глубоко плевать на ваши отношения. Она свой кусок хлеба далеко не лучшим способом зарабатывает. Живите, как хотите, а чего ей сказать - это моя забота.

Я вышла на улицу под видом покурить. Ивановна сидела на лавочке.

- Ну что, ты ее успокоила?

- А с чего ты взяла, что она нервная? Она спокойнее некуда. Да ну вас, сами разбирайтесь.

Через несколько дней Людмилу Ивановну из карантина отправили работать на фабрику швеей. Все очень просто. Ольга, встретив Василия Иваныча, все откровенно ему рассказала: о встречах в душе, о сетках, о вещах, обо всем, что так бережно передавала ей Людмила. Но я думаю, что они и так все знали. Чего-чего, а соглядатаев, также как и поднадзорных, хватает! Ольга просила одно - в зону, устала она в одиночке. И ее вывели.

Вот еще одной стукачкой в зоне прибавилось! А Людмила при всяком удобном случае жаловалась всем на несправедливость. Ну, тут уж каждому по заслугам. Человеческая подлость, наверное, самое не-определенное по своим масштабам явление. Поступай с людьми так, как они бы хотели поступить с тобой. А женская зона - так это вообще скопление всех человеческих пороков. Отбросы, прикрытые словом "контингент"!
Золотая лихорадка

Сегодня опять смена Синцовой. Мне надо идти, у меня ЧП.

Случилось так, что пришлось поднимать полы в санчасти (частично менять кусок старого трубопровода). Среди разного хлама мое внимание привлекли обломки человеческих челюстей, причем с коронками как белого, так и желтого металла. Рыжих, штук 10, я положила в карман, решив, что в слесарке разберусь. Но заметила, каким взглядом на меня посмотрела уборщица, тоже зэчка. Дело было перед Новым годом, шмоны были частенько, как всегда искали спиртное. Вечером она мне намекнула:

- А что, делиться не будешь?

Решила не рисковать, все равно найдут - и ШИЗО. Пошла в отдел безопасности и сдала добровольно. Не прошло и 15 минут, как радио громкой связи надрывалось в поисках меня.

Я прекрасно знала, зачем вызывают: нужны подробности. Но то, чем это обернулось на самом деле, стало для меня полной неожиданностью. В отделе меня, почему-то мило улыбаясь, приветствовал майор-режимник. Меня это сразу насторожило, я знала, что он меня недолюбливает и в ответ на мое каждодневное "здравствуйте" всегда хмуро отмалчивается.

Откуда-то из стола он протянул мне мою сдаденную горсть золотых зубов.

- Знаешь, я тут проверил, это ведь настоящее золото. И у меня к тебе предложение. Ведь ты с пацанами вольными работаешь. Вот и предложи им, они молодые, девкам на кольца, а тебе сигареты, чай.

- Да у меня и мыслей таких нет, я своих пацанов знаю, зачем им рисковать.

- Ну ладно, с пацанами... А вот знаешь, в этом кабинете предложи - сотрудникам. У тебя и курево, и чай будет!

- Что я, ненормальная? Да я не курю и чай не пью.

- А ты попробуй!

- Извините, они здесь все так выдрессированы, что рисковать ни одна из них не будет. В радиусе 12 километров - никакой работы.

- Ну иди, свободна!

Я вышла, но на том не закончилось, тут же нарвалась на опера "Гуся". Я шла за ним до медчасти, где у него был кабинет, буквально на ватных ногах. Слава у него была не лестная. По репе запросто настучит в кабинете.

Начал он очень "вежливо".

- Вот я тебя сейчас по стенке размажу, мозги на ней останутся. - А ведь размажет и оставит. - Сколько себе оставила, а?

Запинаясь, я начала рассказывать ему предысторию.

- Пошли, покажешь где.

И мы пошли по коридору санчасти, а навстречу нам доктор, Александр Михайлович. С помощью инструментов вскрыли пол, я спрыгнула туда, и его глазам предстали эти челюсти и зубы с металлом. Ох, и рожа у него была брезгливая! А Александр Михайлович рассказывает:

- А чего вы хотите, здесь при немцах тубанар был, тут и захоронения. Вода поперла, все размыла...

- Закрой-ка эту дрянь, - сказал "Гусь", развернулся и ушел.

Пронесло! Вечно я во что-нибудь впрягусь!

Я вспомнила другой эпизод и в другой колонии. Перебирала железки в отрядной каптерке - искала гвозди. Менты сюда редко лазили. Здесь был гардеробчик, только для выступлений (носить колготки - и то ШИЗО, не говоря уже о каблуках, шпильке). В общем, только для культурных мероприятий. И вот сижу, ищу гвозди, и вдруг маленькая коробочка из-под зубного порошка. Открываю - а там коронки золотые, всех мастей. Чья заначка, я спрашивать не стала, не то место. Каждый здесь живет и крутится, как может. Потаскав эту коробочку в кармане два дня, я поняла, что греть - оно явно не греет, да и богатой я себя не чувствовала, а вот нарваться на неприятности могла.

Настроение было хорошее, я видела, что Наталья Федоровна (начрежим части) зашла к себе. Думаю, дай-ка я зайду, она меня частенько зазывала.

- Разрешите обратиться?

- Проходи, Голубева, что, огонь к пяткам подбирается? Рыльце, знаю давно, в пушку. - Она достает со стола папочку. - Вот слушай. Кольца, перстни делаешь? Делаешь! Тутуировку в форме бабочки на бедре сделала? Сделала! Сварщик с воли тебе станок бритвенный приносил? Приносил!

Я начинаю заводиться.

- Мне что, штаны здесь снять, чтобы вы могли убедиться. Это ж надо! Я и бабочка, кто ж такое придумал? И вы за эту ересь им платите? Кто это?

- Почему, иногда и серьезное бывает, - а сама улыбается. - Ну, а тебя-то что сюда привело?

- Да вот, у меня изъяли кофеварку, сказали - внутри жучок, слишком быстро греет.

- Да ладно, ты уже про нее забыла небось, но хочешь, я тебе ее отдам, она где-то здесь, вот захламили (роется под столом), хотели тебя вызвать, да все недосуг. Ну, а серьезно, зачем?

- С сущей безделицей. Вот если бы я нашла золото, то что бы я с ним сделала?

- Ну, я тебе однозначно скажу: вынести его отсюда - маловероятно, а что по зоне гуляет - знаем. Сигналы поступают со всякой ерундой (она хлопает по папке), а с золотом молчат. А где ж тебе так повезло?

- А в зоне не спрашивают!

И я вываливаю ей содержимое коробочки.

- И что ты хочешь?

- Я - ничего, Наталья Федоровна, я на гособеспечении, ни к чему оно мне, кроме неприятностей, да, если честно, я его увела. Вот мне бы фамилию той, кто на меня стучит.

Она призадумалась.

- Доброволку мы оформлять не будем. Да! А то что я с этого буду иметь? Ничего! Слушай, Голубева, а у тебя враги есть? Подложишь, нам сообщишь - кому, а мы потом по изъятии разберемся.

- Откуда? А впрочем... Я живу одинокой волчицей, одна ем, одна сплю.

- Ой ли? А то, может, еще что зачитать? Ну, не важно. Знаю, что есть у вас в отряде человечек, знаю, ты к ней хорошо относишься, отдай ей эту баночку и все. Она знает, что с ней сделать.

- А фамилию стукачки?

- Ты что хочешь, чтоб я с вами на соседней шконке спала?! Это мой человек! А вам лишь бы разборки в ночи учинять.
На бал - и обратно

Вот говорят педагоги, что человека воспитывают до шести лет, а потом перевоспитывают. Ничего подобного! Кого-то тюрьма окончательно ставит на четыре конечности, им здесь нравится. Нравится еда, а вернее, то, что ее не надо готовить, жесткий режим унижений и досмотров (это, я думаю, в крови).

А других очеловечивает. Им хочется стать лучше, чище, культурнее. Отойдя от водки, дешевого самогона и вечно пьяных мужей или сожителей, они отчаянно начинают собирать то, чего не добрали в жизни. А зона только подталкивает. Но в Ахово - и это по-особенному! Здесь есть театр! Настоящий в плане декораций, репетиций, репертуара и артистов - не профессиональных, но стремящихся к этому, так как с ними работают профессиональные режиссеры. Мне повезло, я дышала воздухом этого театра. Я играла маленькие роли (а на большие я не претендовала). Это был самый лучший период в моей жизни. И руководила театром хрупкая девушка, лейтенант, с огромными мечтательными глазами. К тому же еще и великолепный психолог. Каждый день с ней был - новый. Новые игры, тесты. При ее загруженности работой она все свое время уделяла театру.

Не думаю, что мы были "холопским" или "барским" театром, хотя и не без этого. Чтобы развлечь приезжих гостей, нас собирали по всей зоне, со всех объектов. Но мы-то от этого получали тоже огромнейшее удовольствие и играли все лучше и лучше.

Мне повезло, я написала пьесу [ Пьеса Е. Ковалевой "Мой голубой друг" поставлена в 2002 году на Новой сцене МХАТа им. А.П.Чехова ] и ее ставят в Москве, и мне единственной (я думаю) на всей России дали возможность увидеть это воочию. С охраной. Личной.

5 часов утра. Дежурная часть. Смена Синцовой. Осматривает меня сама "мадам". Говорят, если освобождаешься или идешь в отпуск в ее смену, крупно повезет. Надеюсь!

Она вертит меня в непривычной для меня одежде, серьезная, но в глазах смешинки.

- Знаешь, Кать, как-то непривычно видеть тебя в вольной одежде.

- Так, может, мне галифе одеть и свой сундук со сказками (сумку с инструментами).

- Сам, - она поднимает палец к потолку, - велел лично проконтролировать.

- Бог, что ли?

- Да для нас он, Папа, и есть бог.

Страшновато, боюсь, потеряют меня, боюсь города. Народа. Боюсь!

Она поправляет мне шарф, одергивает капюшон.

- Платок носовой есть?

- Все есть! Папа все предусмотрел. В сумочке.

- Ребята с тобой серьезные едут. Не подведи!

Идем с КПП, все кажется долго, не верю, что я вдруг сейчас с зоны выйду. Процедура затягивается, я стою перед тонированным стеклом, и мне кажется, что "мадам" Синцова сейчас скажет: "Проверка прошла, мы пошутили, иди спать!"

- Ну, в чем задержка? - строго обращается она в сторону окна. И опять ко мне: - Не подведи, если будут рюмочку подносить.

- Ой, да что вы, Нина Анатольевна!

- Я тебе сейчас только говорю, там фуршет будет в честь тебя, так вот рюмочку, не больше.

- Слово! Чтобы дети в гроб нагадили.

- Успеется! Ну, с богом.

И вот в теплой "Волге" меня начинает потряхивать. Волнуюсь. Успокаиваю себя. В смену "мадам" должна "пруха" идти.

Удача, как красивая женщина, не любит, когда ею пренебрегают. Обратно приехала, куда не зайду по вызову - работать не дают: расскажи о Москве.

А между тем срок-то идет, на днях комиссия по УДО, а меня с утра заводит соседка по шконарю, капризная и очень нервная дама.

- Вот меня на УДО не предоставляют, а ты дорогу к операм протоптала, хрен ты ее пройдешь. Обещаю испортить.

Я надеваю берцы, завязываю шнурки и поворачиваюсь к ней.

- Я тебя сколько раз просила, не разговаривай со мной по утрам. Для меня утро добрым не бывает! Отвали, я ночью на вызове была.

- Вот меня с бражкой подставили, а за тобой, думаешь, ничего нет? Ошибаешься. Я найду. Да вот тебя все равно опера отмажут, сука ты оперская.

Я не выдерживаю, резко выбрасываю ботинок, бью ее в лицо, беру за волосы, бью об шконарь и приговариваю:

- Я тебе сколько раз говорила, что я туда дороги не знаю, а тебе, тварь, сейчас все клавиши выбью.

Нас разнимают с трудом, я рвусь бить ее. Девки ей кричат:

- Ты что ее заводишь, Тамара, завтра у нее УДО!

- Хрен она по нему уйдет, сейчас пойду к Папе, скажу, что ты на меня руку подняла. Меня еще ни одна женщина не била.

Я подрываюсь.

- Иди, пока не добила!

Я села, сложив руки на коленях. В секции тишина. Знаю, две-три мыши оперские явно есть, и к обеду известно будет везде. Но будь что будет. Ну, не уйду зимой, уйду летом.

Тамара заплакала:

- Меня в жизни никто ни разу по лицу не ударил, даже пощечину не давали.

- Уйди, пока я на тебе совсем не раскрутилась, что-то мне уже и по УДО расхотелось.

Ее куда-то уводят, меня успокаивают.

В обед все тихо, никуда не вызывают, к вечеру тоже. На следующее утро навстречу любимый добрый опер Вячеславыч (один из тех, кто меня в Москву сопровождал).

- Катерина, когда опять в Москву поедем? В другой театр надо теперь.

- А давайте в оперный, Вячеславыч. Вы соберете все донесения "Довожу до вашего сведения", мы все это на музыку положим и махнем. Композитор нужен.

- Так вот ты и поищи композитора, - и пошел.
Праздник

Восьмое марта на зоне - один из любимых праздников. Новый год и Восьмое марта - это те мероприятия, где можно показать, кто ты есть на самом деле для своих друзей и подружек.

"Мужская половина" (те, кто на зоне исполняют мужские обязанности) должна в этот день раскошелиться для своих подружек. И когда забегают "канарейки" - торговки, надо к ним пробиться.

- А у тебя часики наручные есть? А открытки с Восьмым марта? А трусики, а лифчики?

- Слушай, ты мне цепочку обещала.

- Ну, не получилось, есть дезодорант.

- Так он уже наполовину опорожнен.

Все лезут, обступили вновь прорвавшуюся сквозь локалку торговку. И вдруг в самый разгар бойкой торговли:

- Ну, что ты им опять принесла? - Как не узнать этот голос, ведь сегодня опять дежурит "мадам". - Устрой девкам настоящий праздник, а ты опять какое-то рванье принесла. В твоей локалке за них бы морду набили, так ты сюда подалась.

Кто-то сверху запоздало заорал - "внимание", это для тех, кто занят черт знает чем.

- Интересно, как она прошла незамеченной в локалку?

- Через пожарный выход на третьем этаже, - объясняет кто-то.

- Женщины, всех с праздником!

Сзади повелительный голос всегда ее сопровождающей Антонины Петровны.

- Так, бражка есть?

Сразу несколько голосов.

- Да вы что, Антонина Петровна! - кто-то с ехидцей. - Еще вчера выпили, знали, сегодня ваша смена.

- А если поискать?

- Ищите.

- А что это за брюки на тебе? Ну-ка снимай.

- Да вы что, Антонина Петровна, это через комнату свиданий разрешили.

- Смотри, проверю.

- Нина Анатольевна, а вы что, сами лично нас с кукушкиным днем поздравить пришли?

Поворачивается, смеется.

- Это как понять - кукушкин день?

- Да вот так - раскидали своих детей по чужим гнездам. А в вашем гнезде все праздники справляем.

- И все равно, женщины, всех вас с праздником и домой скорее.

Эх, майор, а вот домой-то не всякая хочет, а тот, кто хочет, тот такой в этот день грустный! Сидят девки на телефоне, и все звонка из дома ждут или открытками присланными из дома хвалятся.

А у вас, майор, дома тоже семья, но почему-то и Новый год мы с вами встречали. Почему все время дежурите вы? Дабы показать всем начальникам проверяющим, что лицо женской колонии и дежурная часть все-таки женская, майор Синцова.

Праздник заканчивается. 10 вечера.

По учреждению объявляется отбой!

Всем спокойной ночи!
Вот и моя комиссия по УДО

Папа, конечно, добрый и великодушный, но до поры. Лев он и есть Лев.

Начал с того, что:

- Вот едем сейчас в машине с Василием Ивановичем, и подходит на заправке полупьяная, накрашенная девица, ну, конечно, из наших. "Вася (это она к Василию Ивановичу), дай я тебе машину помою". Точно, наша, я сейчас и фамилию вспомню, и отряд.

В зале смешки, хотя никто не сомневался - обязательно вспомнит.

Первая пошла, начальник отряда зачитывает характеристику.

Папа:

- Куда, говоришь, поедешь, может, тоже машины мыть? А есть куда! Кем, говоришь, по специальности? Повар! А варить некому. Запишите: с завтрашнего дня - в столовую ее. Иди, садись!

Ну все, представление началось, первая не прошла. Вторую осадил еще круче:

- Сейчас возьмешь лист бумаги и напишешь, почему у вас в отряде Григорьева, не имея родственников, дачек и не ходя в столовую, каждый день колбасу ест. Что, не слышу? А, не знаешь. Ну, иди, вспоминай.

К начальнику отряда:

- Видишь, рядом живут, вместе работают - и не знает. Может, вы знаете? Что? Что молчите? Что в отряде творится, тоже не знаете? Чем вы от них отличаетесь? Погонами. Садитесь. Так о чем это я? Позовите-ка ко мне, как ее, Мусю, завстоловой.

К другой начальнице:

- Что ты мне зачитываешь ее характеристику, тут же ни одного доброго слова. А я-то ее знаю, с какого года я тебя знаю, Трушкина? Правильно, с 80-го. Один из лучших бригадиров, мне бы таких пару-тройку, и не надо 60 мастеров. А вы что понаписали? - Кидает бумаги через стол. - Иди, успокойся, Трушкина. Сколько ты мне бригад подняла, куда тебя ни кинь - везде первая. Всем начотряда помогала, а вам (к начотряда) - не нравится. Исправлять надо свои ошибочки.

Вот и до меня дошла очередь, иду на полусогнутых, да еще косынка сваливается.

- О, один из столпов зоны, ну что ж, ее надо отправить на поселение. Пускай идет!

Неужели все так быстро и просто! А комиссия идет, страсти накаляются.

- А ты, такая здоровая, два ШИЗО, на фабрику ее! Вот пристроилась грузчиком спать в рулонах. Гнать ее с завтрашнего дня на фабрику. А, Муся пришла. Вот вчера Лиде похвалился, каким ты меня прекрасным супом покормила, теперь дома кормить не хочет. А мы тебе повара нашли - определи с завтрашнего дня.

Через полтора часа Папа устал, газетку взялся читать, что-то бубня себе под нос, кто-то сзади сказал:

- Он однажды уснул на СКК, и все тихо ждали, когда же он проснется.

Ура! Прошла! Прошла!

В секции меня ждало ведро чифиря, все лезли целоваться, хлопали по спине. Секция гудела, на всю был включен мафон.

Тамарка подошла, поздравила.

- Да ладно, Тома, чего не бывает, я не подарок, но и ты не сувенир. Потерпи меня несколько дней, тебе ведь и самой через месяц идти. Успеха, авось повезет!

Я стала трясти свой гардеробчик, раздаривая, за чем меня и застала Вера, быстро прекратив весь базар: "Тебе ехать на поселок, кто там тебе чего даст? Чужие люди!"

На ужин шла, дежурные менты поздравляли. Узнали, что еду в Орловскую область на поселение - начали ободрять (знаешь, там красиво, яблок много, только держись, не надо сюда возвращаться).

Конечно, радостно. Понимаю, чисто по-женски они - просто бабы. Но форма ко многому обязывает. Они нас помнят в разных ситуациях. Они помнят, какими мы приехали, кем стали и какими уходим.

Утром подходит знакомая и шепотом предлагает деньги.

- Знаешь, я нашла и не знаю, что с ними делать, предложи пацанам, пусть нам семечек купят, ну чего тебе стоит в обеденный перерыв, а?

- Ты чего, сдурела, я комиссию прошла, весь срок ты мне ничего не предлагала, а сейчас себе дорогу домой перекрою.

- Ну, тогда я твоей напарнице предложу.

- Знаешь, давай я сама (у моей напарницы дома старая и больная мать).

Схожу к Синцовой, смена-то ее.

Захожу в дежурную часть и из-за дверей слышу знакомый голос:

- Только не утруждай себя враньем, что синяк у тебя от того, что упала. Так что? Я могу и подождать. Вот в коридоре всю мою смену простоишь и вспомнишь, я думаю! Или бумагу дать? Ну, иди в дежурную комнату. Что у тебя, Катерина?

- Да вот, ситуация, деньги предлагают на семечки.

- А кто у тебя сегодня на смене?

- Дядя Саша.

- Ну так дай, пусть принесет!

- Я в эти игры не играю, и зачем бы я к вам пришла, но есть вариант, есть деньги, они должны работать. У меня есть знакомая, она кому угодно подложит и вам сообщит.

- А для нас это - не вариант, не люблю самодеятельности, давай-ка их сюда (достает из кармана свою десятку), видишь, одна серия, одни номера, сегодня получка была, может кто потерял из наших, кто, говоришь, тебе их дал? Знаешь, сегодня уже поздно. Скоро отбой. Давай с утра все решим!

Я шла по аллее тихим зимним вечером, зона готовилась ко сну, выключались телевизоры, постепенно гас свет, усталые зэчки мечтали хоть во сне побывать дома. А я знала, в эту ночь мне не будет сна. И вовсе не из-за денег. Если майор сказала "все решим", то так оно и будет.

По радио прозвучало:

- По учреждению объявляется отбой! Всем спокойно ночи!

Эх, майор, а мне в эту ночь не спится. Знаю, вы в свою смену всегда от души желаете нам спокойной ночи. Нам - тем, кто своим детям не всегда говорил - "спокойной ночи!".

Спокойной ночи, майор строгого режима.

март 2004
(с)

Тема закрыта! Продолжение в теме "Женские зоны (Тюрьмы) - 4 ".
Тема закрыта!

-----

 
 Top
Страниц (1): [1]
Сейчас эту тему просматривают: 2 (гостей: 2, зарегистрированных: 0, скрытых: 0)
« Женские зоны (Тюрьмы) »


Все гости форума могут просматривать этот раздел.
Только администраторы и модераторы могут создавать новые темы в этом разделе.
Только зарегистрированные пользователи могут отвечать на сообщения в этом разделе.
 



Rambler's Top100
Powered by ExBB
ExBB FM 1.0 RC1 by TvoyWeb.ru
InvisionExBB Style converted by Markus®

[Script Execution time: 0.3982]     [ Gzipped ]